• Вы не зашли.

#101 2015-07-08 21:06:39

Галина Паперная
Member
Зарегистрирован: 2015-06-24
Сообщений: 106
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Новую технику закупили, но используют крайне неэффективно. Об этом уже сто раз писали, теперь и Росздравнадзор признал.

На тему материал из "Коммерсанта":

Вскрытие медицины показало
Чем дороже оборудование российских больниц, тем меньше оно работает
Данные Росздравнадзора об использовании дорогой медтехники, закупленной в 2006-2012 годах в рамках нацпроекта "Здоровье" и реформы обязательного медицинского страхования (ОМС), свидетельствуют: новая техника в системе ОМС используется в несколько раз менее активно, чем в сопоставимых странах Европы и частных клиниках России. Эксперты объясняют это недофинансированием бесплатной медицины и недостаточным обучением высококвалифицированного персонала. В Росздравнадзоре недостатки признают, отмечая, что задачи обеспечения доступности медпомощи и загрузки техники конфликтуют: дорогие аппараты в малонаселенных местах оказываются недозагруженными.

Росздравнадзор представил результаты первого мониторинга эффективности эксплуатации дорогостоящего медицинского оборудования в рамках системы ОМС. По поручению Минздрава ведомство впервые оценило ежедневную нагрузку на магнитно-резонансные (МРТ) и компьютерные (КТ) томографы, стационарные ангиографические комплексы, маммографы, флюорографы и аппараты УЗИ. Большая часть этого оборудования была закуплена в 2006-2012 годах сначала в рамках национального проекта "Здоровье" стоимостью более 400 млрд руб., а затем — в ходе программы перехода к страховым принципам в ОМС (2010-2012 годы). На закупки томографов, рентгеновских кабинетов и дооборудование хирургических центров было потрачено не менее 15% от 460 млрд руб. ее бюджета, то есть около 70 млрд руб., а процедуры госзакупок впоследствии вызывали претензии контрольного управления президента и вызвали череду уголовных "дел о томографах" в регионах.
Врачебная нагрузка не лечится
Как следует из бюллетеня Счетной палаты за май, ряд показателей, определенных майскими указами президента и составивших основу госпрограммы в сфере здравоохранения, не были достигнуты в 2014 году. Хуже запланированных оказались фактические значения смертности населения, объем производства лекарств и численность медицинского персонала.

Новые данные Росздравнадзора показывают: закупленное оборудование теперь используется никак не на полную мощность. Наибольший объем проведенных в российских больницах исследований приходится на аппараты УЗИ — по итогам года объем исследований на один такой комплекс составил 4,5 тыс. исследований (12 в сутки). На один компьютерный томограф в 2014 году прошлось 3,9 тыс. исследований (11 в сутки). Аналогичные показатели для МРТ — 3,2 тыс. исследований в год (девять в сутки). На один маммограф пришлось 1,3 тыс. диагностических исследований в год (четыре в сутки), и 2,2 тыс. профилактических в год (шесть в сутки). Флюорограф в диагностике в среднем используется 2 тыс. раз в год (пять в сутки), для профилактики — 13 тыс. раз в год (36 в сутки). Нагрузка на комплексы для ангиографии (исследования сосудов) составила 1,6 тыс. процедур на аппарат в год (4,4 в сутки).

В Минздраве признают: данные Росздравнадзора показывают, что "резервы для увеличения эффективности использования медоборудования в регионах, безусловно, есть, несмотря на то что в целом в проведенном мониторинге отмечен прирост эффективности за год". Как заявила "Ъ" глава министерства Вероника Скворцова, причины невысоких показателей различны: в одних случаях они связаны с несовершенной логистикой направления пациентов на исследования, в других — с нехваткой квалифицированного персонала.

"Дорогостоящее диагностическое оборудование в России действительно используется неэффективно — у нас (с поправкой на обеспеченность) КТ-аппараты загружены почти в три раза меньше, чем в новых странах ЕС (имеющих сопоставимый уровень экономического развития Венгрии, Польши, Чехии), а аналогичные расчеты по МРТ-аппаратам показывают, что они недозагружены в 1,9 раза",— соглашается председатель правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования Гузель Улумбекова. По ее мнению, в большинстве случаев недостаточный уровень нагрузки медтехники объясняется недофинансированием системы здравоохранения — нехваткой талонов на бесплатное обследование и средств на содержание закупленного оборудования и оплату специалистов. "Нехватку объема средств в местном бюджете ОМС я бы назвал первой причиной простаивания техники — средств на всех пациентов просто не хватает.
Минздрав отверг системные ошибки
Минздрав России не согласился с выводами доклада Комитета гражданских инициатив (КГИ), в котором говорится, что причинами роста смертности в 2015 году стали системные ошибки в работе министерства. В ведомстве сочли, что авторы исследования не обладают всей информацией и сообщили о снижении числа умерших в мае этого года. Ранее в самом Минздраве указывали на большое количество медицинских ошибок как на причину высокого уровня смертности в регионах.

Но также нужно учитывать, что часть из них не получает направления на обследование из-за некачественной системы первичной диагностики",— соглашается глава Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов.

Иной точки зрения придерживается директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович, по ее мнению, главная причина небольшого объема исследований лежит не в финансовой плоскости. "На реализацию программы госгарантий в этом году было выделено почти 3 трлн руб., что составляет 10% расходных обязательств консолидированного бюджета РФ и превышает расходы на оборонный сектор",— напоминает она. В то же время недостаточно финансировались программы подготовки квалифицированных специалистов для работы с современной техникой, объясняет госпожа Попович.

"Ни в период краткосрочных курсов, ни за год или два невозможно вырастить качественного специалиста с достаточным опытом, для этого нужна полноценная целевая программа,— поясняет она.— Иначе российские показатели использования медтехники так и будут в 1,5-2 раза ниже аналогичных в других развитых странах".

Как замечает господин Мелик-Гусейнов, статистика Росздравнадзора отстает от показателей загрузки оборудования даже в частных российских клиниках. Впрочем, глава ведомства Михаил Мурашко сообщил "Ъ", что эти группы показателей не всегда сопоставимы: если задача частных клиник состоит в обеспечении рентабельности, то задача государственного здравоохранения — это обеспечение доступности качественной медпомощи. "Нередко регионы при закупках оборудования сознательно принимают решение именно в пользу доступности, размещая оборудование в межрайонных центрах, где численность прикрепленного населения, как правило, не превышает 250 тыс. человек",— объясняет он.

В Минздраве говорят, что теперь мониторинг загрузки медтехники Росздравнадзор будет проводить регулярно. "Он был инициирован Минздравом, с тем чтобы проблемы выявлять и точечно устранять: все материалы пересылаются главам регионов, которые смогут принять по ним необходимые решения",— пояснила вчера "Ъ" госпожа Скворцова. Винить регионы бессмысленно, у большинства из них бюджет здравоохранения дефицитный, возражает Гузель Улумбекова. По ее мнению, решение проблемы — рост расходов на бесплатную медицину, однако в этом году они уже сократились на 20% в постоянных ценах 2013 года. По словам госпожи Попович, Минздрав хоть и с опозданием (с начала закупок медтехники прошло уже девять лет), но двинулся в правильном направлении. "Однако пока то, что опубликовало ведомство, является просто данными. Чтобы они стали информацией, объясняющей происходящее в системе здравоохранения, ведомству необходимо их глубоко анализировать",— замечает она.

Анастасия Мануйлова
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2763495

Неактивен

 

#102 2015-07-16 15:54:38

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Британские врачи будут работать по выходным

Министр здравоохранения Великобритании Джереми Хант (Jeremy Hunt) сообщил, что все новые сотрудники в больницах страны будут работать по выходным дням. Эти меры позволят выполнить план Национальной службы здравоохранения (NHS) к концу десятилетия.

«Ежегодно около 6 тысяч человек погибают из-за того, что не имеют доступа к медпомощи семь дней в неделю», — объяснил Хант. При этом Британская ассоциация медиков (BMA) считает, что этот план может быть реализован только в том случае, если правительство выделит дополнительные средства. «Врачи поддерживают предложение о том, чтобы медицинские услуги для пациентов были доступны в течение всей недели.  При этом власти должны решить вопрос финансирования медиков», — объяснил глава BMA Марк Портер (Mark Porter).

Хант заявил, что для врачей, не готовых к обсуждению нового графика работы, правительство введет изменения в одностороннем порядке. При этом чиновники считают, что решение о внедрении семидневной рабочей недели нецелесообразно: согласно условиям действующих контрактов, опытные врачи будут получать дополнительную плату за работу в выходные дни.
http://medportal.ru/mednovosti/news/201 … 45doctors/

Неактивен

 

#103 2015-07-17 17:46:02

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Роспотребнадзор оценил риск заражения в больницах

По данным ведомства, лечиться в России стало безопаснее — число внутрибольничных инфекций снизилось. Но и эксперты уверяют, что данные сильно занижены
За последние 10 лет количество внутрибольничных инфекций в российских медицинских учреждениях сократилось на 20%, до 24,3 тыс. случаев, но по меньшей мере с 2010 года растет число случаев тяжелых инфекций у новорожденных. В целом вероятность заразиться у обратившегося за помощью — 0,1%, что ниже показателей многих развитых стран. Такие данные содержатся в отчете Роспотребнадзора, с которым ознакомились «Известия».

В 2014 году в медицинских организациях было зарегистрировано 24 308 случаев ИСМП (инфекции, связанные с оказанием медпомощи; еще их называют внутрибольничными инфекциями, ВБИ) — что на 3,7% меньше, чем в 2013 году и на 6% меньше, чем в 2012-м. Этот показатель с некоторыми колебаниями, но снижался за последние 10 лет (за больший период ведомство данных не предоставило). Большинство случаев заражения — в хирургических отделениях больниц (34%) и роддомах (33%), меньшая доля заражений — в детских больницах и поликлиниках (11% и 6% соответственно).

Так называемый интенсивный показатель ИСМП составляет 0,8 случаев на 1 тыс. пациентов, говорится в материалах Роспотребнадзора, то есть вероятность заразиться в российских медучреждениях для каждого пациента составляет 0,08%. В Роспотребнадзоре гордо приводят данные для сравнения: в США — 50 случаев на 1 тыс. пациентов (5%), в Испании — 100 случаев на 1 тыс. пациентов (10%), 117 случаев на 1 тыс. пациентов — в Швеции (11,7%).

Среди инфекций в 2014 году доминировали послеоперационные (24,7%) ГСИ (гнойно-септические инфекции), ГСИ новорожденных (16,8%), пневмония (18,5%), ГСИ родильниц (13,7%). На иные инфекционные заболевания (в том числе грипп) в 2014 году приходилось 9,1%, постинъекционные инфекции — 9,1%, острые кишечные инфекции — 6,6%, инфекции мочевыводящих путей — 1,7%, другие сальмонеллезные инфекции — 0,17%, вирусные гепатиты В и С — соответственно, 0,03% и 0,07%. Число пациентов, инфицированных вирусом гепатита В в медорганизациях, уменьшился в 40,6 раза: в прошлом году было зарегистрировано всего семь случаев. По гепатиту С ситуация за десятилетие улучшилась в 7,1 раза, до 18 человек в 2014 году. Также было зафиксировано пять случаев заражения ВИЧ в медучреждениях.

В Роспотребнадзоре также отмечают снижение общего количества вспышек инфекционных заболеваний, зарегистрированных в медорганизациях, с 61 в 2013 году до 56 в 2014-м, при этом число пострадавших в них возросло в 2,2 раза, до 783 человек (из них 553 ребенка). За прошлый год наибольшее снижение заболеваемости по внутрибольничным инфекциям отмечено на объектах Управления делами президента (по сравнению с 2013 годом снизился в 2,2 раза), в 1,6 раза — среди пациентов и медицинского персонала в военно-медицинских учреждениях и подразделениях органов безопасности.

Вместе с тем Роспотребнадзор (именно он, а не Минздрав, ведет эту статистику) подчеркивает, что в его данных велика погрешность и полученные значения существенно занижены.

«Были выявлены случаи поздней изоляции заболевших, сокрытие внутрибольничной заболеваемости, несвоевременное начало противоэпидемических мероприятий, нарушение правил содержания функциональных помещений, несоблюдение требований антисептики при работе со стерильным материалом, при гнойно-септических инфекциях — высокий уровень носительства золотистого стафилококка среди сотрудников на фоне перегрузки учреждений родовспоможения выше нормативной мощности, — говорится в докладе ведомства. — В 2014 году по-прежнему имеет место значительный недоучет ИСМП. В 51 субъекте не регистрируются внутрибольничные инфекции мочеполовой системы. В Брянской, Ивановской, Калининградской, Псковской областях, Республиках Адыгея, Дагестан, Карелия, Чувашия, Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе не осуществляется регистрация ГСИ родильниц. В Республике Алтай, Камчатском крае, Чукотском автономном округе не регистрируются послеоперационные инфекции».

Член президиума Межрегиональной общественной организации «Ассоциация врачей-инфекционистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области» Валерий Волжанин согласен, что данные Роспотребнадзора явно занижены.

— Если эти данные реальны, тогда это блестящий результат. Тогда выходит, что скоро вообще не будет такой проблемы, как ВБИ. Практика показывает, что внутрибольничные инфекции — это тайна и в любом медучреждении она покрыта мраком. Но хорошо хоть им что-то удалось зарегистрировать. У каждого стационара свои внутрибольничные инфекции. У хирургов, акушеров, инфекционистов — свои, — говорит Волжанин.

По данным Роспотребнадзора, за последние 5 лет на 13% сократились случаи легких форм гнойно-септических инфекций новорожденных, всего 4084 случая (подробные данные по новорожденным представлены только за 2010–2014 годы). Из них на 10,5% меньше заболеваний омфалитом (665), на 15,8% — пиодермией (958), на 31,5% — конъюнктивитом (1239). В то же время в два раза чаще дети стали болеть сепсисом (184), нет снижения по заболеванию бактериальным менингитом (33), пневмонией (465), выраженная тенденция к росту у остеомиелита (73). Всего тяжелые случаи ГСИ новорожденных за 2010–2014 годы выросли на 15,6%, до 755 случаев.

В качестве основных биологических рисков в Роспотребнадзоре выделяют инфицирование пациентов госпитальной флорой, устойчивость больничных бактерий к антибиотикам, «занос» и распространение инфекций среди пациентов и персонала в учреждения, риск инфицирования персонала в лабораториях медорганизаций.

По словам президента «Лиги защитников пациентов» Александра Саверского, инфекция, которая живет внутри стационара, всегда намного опаснее, чем та, которую пациент может принести с собой.

— В стационарах основная идет борьба между бактериями и антибиотиками. Инфекцию, которую пациент принес с собой в стационар, легко лечить, потому что она не приспособлена к антибиотикам. А инфекция, которая живет там, адаптирована к антибиотикам. Поэтому ученые вынуждены постоянно придумывать новые виды антибиотиков, чтобы уничтожать модифицированные виды инфекций. Есть виды инфекций, которые живут в медицинских учреждениях, в основном это бактерии. Из вирусов сюда же попадают гепатиты и ВИЧ. Вряд ли человек принесет с собой золотистый стафилококк или синегнойную палочку. Наибольший риск заразиться в хирургических отделениях, после операции, — говорит Саверский.

Причины позитивных изменений Саверский видит в оптимизации системы здравоохранения.

— Сокращение количества медицинских учреждений, их ремонт, обновление. Если оптимизация была проведена правильно, то и количество инфекций должно было уменьшиться. Это один из закономерных результатов оптимизации, хотя я очень критично к ней отношусь, — считает Саверский.

Так, по данным Росстата, количество коек для беременных женщин за 10 лет сократилось с 83,7 тыс. в 2004 году до 74,9 тыс. в 2013-м, число больничных коек для детей — с 210,1 тыс. в 2004 году до 173,9 тыс. в 2013-м. А число больниц с 2004 года (9,8 тыс.) снизилось до 5,9 тыс., общее число коек в них сократилось с 1,6 млн до 1,3 млн в 2013 году.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/588867#ixzz3g9zVMIom

Неактивен

 

#104 2015-07-17 18:30:41

Галина Паперная
Member
Зарегистрирован: 2015-06-24
Сообщений: 106
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Врачи предлагают ввести новую статью за нападение на медицинского сотрудника

Пока только "Российская общественная инициатива", но разговоры на эту тему идут давно. Инициативная группа медицинских работников считает, что надо внести изменения в Уголовный кодекс РФ, дополнив его уголовной ответственностью за оскорбление, угрозы применения насилия, нападение на медицинских работников.

А вы сталкивались с насилием со стороны пациентов?

Подробности: https://www.roi.ru/21020?login=esia

Неактивен

 

#105 2015-07-19 12:48:04

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Рассказов много, в реалии - никогда не слышал от близких врачей. мне кажется тема надуманной. Впрочем, статистикой не располагаю

Неактивен

 

#106 2015-07-27 16:24:23

Галина Паперная
Member
Зарегистрирован: 2015-06-24
Сообщений: 106
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

В России разработают госпрограмму по профилактике депрессии
В России могут разработать государственную комплексную программу по профилактике депрессии. Об этом сообщает Агентство "Москва" со ссылкой на директора НИПНИ им. В.М. Бехтерева, председателя правления Российского общества психиатров Николая Незнанова.

"Проблема диагностики и терапии депрессии выходит за рамки психиатрии и становится общемедицинской. Необходима государственная комплексная программа по профилактике депрессии", – рассказал Незнанов.

По его словам, сердечно-сосудистые заболевания являются самой распространенной причиной смертности в России. Многочисленные отечественные и зарубежные исследования показывают, что сердечно-сосудистые заболевания достаточно часто сопровождаются теми или иными психическими расстройствами.

"Увеличение риска коронарных проблем у лиц, страдающих депрессиями, возрастает в 1,8 раза. Депрессия рассматривается как независимый фактор, влияющий на возникновение и течение сердечно-сосудистых заболеваний. Это сочетание приводит к более тяжелому проявлению патологий. Смертность у этой категории пациентов возрастают в 3–4 раза", – отметил Незнанов.


По прогнозу ВОЗ, в 2020 году депрессия станет второй причиной нетрудоспособности населения после ишемической болезни сердца.

Таким образом, необходим серьезный подход к профилактике, выявлению и терапии депрессии. Кроме госпограммы, предлагается ввести ставку психолога в структуру средних и высших учебных заведений.

Источник:http://www.m24.ru/articles/79846

Отредактированно Галина Паперная (2015-07-27 16:25:07)

Неактивен

 

#107 2015-07-30 11:17:49

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Эдуард Гаврилов: Рост смертности населения РФ на 2,8% в первом полугодии говорит о сохраняющихся системных проблемах здравоохранения
Смертность населения в России в январе-июне текущего года, по данным Росстата, выросла в целом на 2,8% по отношению к первому полугодию 2014 года, что говорит о сохраняющихся серьезных проблемах в сфере охраны здоровья, считают эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье».

Федеральная служба госстатистики (Росстат) обнародовала последние данные о демографической ситуации в России. Согласно отчету, за первое полугодие смертность россиян выросла в относительных значениях (на 100 тысяч населения) на 2,6%, в абсолютных – на 2,8%. Это почти 27 тысяч жизней. Наибольший вклад в рост внесли инфекционные болезни –рост на 7,4%, новообразования - рост  на 2,6%, в том числе злокачественные – рост на 2,4%, сердечно-сосудистые заболевания – на 1,4%.

Среди регионов с наибольшей отрицательной динамикой: ЯНАО (рост на 12%), Республика Карелия (рост на 9,3%), Сахалинская область (на 8,3%), Костромская область (на 6,4%), Саратовская область (на 5,9%), Липецкая область (на 5,5%).

«Рост смертности населения, отмечаемый в стране в 2015 году, в том числе обусловлен последствиями управленческих решений Минздрава России по оптимизации сети лечебных учреждений и медицинского персонала, продиктованными количественными, а не качественными ориентирами. Число коек в стационарах сократилось только в прошлом году на 33,7 тысячи, медработников стало меньше на 90 тысяч, а объем платных услуг вырос на 24%, то есть, бесплатная медпомощь для населения становится все менее доступной», - говорит директор Фонда независимого мониторинга «Здоровье», член Общественной палаты России России Эдуард Гаврилов.

Он подчеркнул, что согласованные министерством непродуманные «дорожные карты» оптимизации, не учитывающие транспортную, географическую доступность, структуру заболеваемости в каждом конкретном регионе, в процессе их исполнения нивелируют достижения российской системы здравоохранения прошлых лет, которые были достигнуты в том числе в рамках нацпроекта «Здоровье».

«За 2008-2011 годы, а это были непростые для экономики времена, число амбулаторно-поликлинических организаций в России увеличилось на 2,7% (с 11,1 до 11,4 тыс. учреждений в 2011 году), в том числе на селе на 12,2% (с 2,5 до 2,8 тысячи учреждений), а число врачей выросло на 2%: с 616,4 до 628,5 тысячи. Напомню, что в этот период смертность населения снизилась на 7,5%, а ожидаемая продолжительность жизни выросла на 2,2 года», - говорит Гаврилов.

«Сегодня особенно остро оптимизацию медицинской инфраструктуры переживает село. В своих командировках мы встречаемся с жителями отдаленных деревень, которые преодолевают сотни километров, чтобы попасть на прием к специалисту в областном центре. Многие жалуются на закрытие ФАПов, сельских амбулаторий, сокращение коек, отсутствие специалистов, долгие сроки ожидания диагностики или госпитализации», - продолжает он.

В 2012-2014 годах, по данным Росстата, были закрыты 950 ФАПов и фельдшерских пунктов на селе. В целом по России в  2014 году в поликлиниках зафиксировано на 8 млн посещений меньше, чем годом ранее. Число госпитализаций сельских жителей снизилось на 32 тысячи, а смертность была на 15% выше чем среди жителей городов.

«Мы уже слышали, что в растущей смертности виноваты грипп, старение населения, телевизионные новости и ухоженные кладбища. Печально, что вместо принятия действенных мер по сохранению медицинской сети, по повышению качества и доступности медпомощи, чиновники от здравоохранения лишь ищут оправдания», - резюмирует Гаврилов.

Читать подробнее на: http://fondzdorovie.ru/presscenter/pres … z3hMOqVVIZ

Неактивен

 

#108 2015-08-04 14:02:15

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

«Россия — чемпион по смертности в трудоспособном возрасте»

Федеральная служба государственной статистики (Росстат) опубликовала данные о естественном движении населения в стране за первое полугодие 2015 года. Естественная убыль россиян за год выросла вдвое — с 0,4 до 0,8 на 1 тыс. населения. В стране начала снижаться рождаемость: — 0,8% относительно первого полугодия 2014 года. Но главный вклад в нерадостную статистику внесла смертность, выросшая за год на 2,8% (почти на 27 тыс. смертей). Отношение числа умерших к числу родившихся составило 106,6% против 103,1% в прошлом году.

Рождаемость
Рост числа умерших россиян происходит на фоне сокращения числа родившихся. Всего за январь-июнь 2015 года родилось чуть более 926,8 тыс. детей, что на 5,7 тыс. меньше, чем за аналогичный период 2014 года. Чаще, чем в прошлом году, рожали жительницы центральной России (здесь рост рождаемости составил 2,5%) и Крыма (2,3%). В Москве этот приятный показатель вырос на 2,2%, в Санкт-Петербурге — на 3,9%. Небольшую положительную динамику показали Северо-Западный и Южный федеральные округа. Резко упала рождаемость на Северном Кавказе — на 4,8% и в Сибири (3,2%). Самая плачевная ситуация сложилась в республике Алтай — снижение на 12,8%.

Наилучшим образом ситуация выглядела в июне, когда общий показатель рождаемости стал самым высоким в году (165,8 тыс. детей) и на 7,1% (11 тыс.) превысил результаты июня 2014 года. Благодаря этому, как отметил министр труда и социальной защиты Максим Топилин, впервые с начала 2015 года был зафиксирован естественный прирост населения на 4,5 тыс. человек. Однако, в целом по результатам полугодия рождаемость в России снизилась на 0,8%.

Впрочем, эксперты не видят здесь ничего экстраординарного, поскольку потенциал рождаемости в стране почти исчерпан. По словам профессора Института экономики РАН, специалиста в области социальной политики и уровня жизни населения Людмилы Ржаницыной, по коэффициенту рождаемости Россия достигла «очень приличных показателей» (1,8 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста), еще в 2006 году этот показатель составлял 1,3. При этом число самих женщин репродуктивного возраста начало снижаться. «Дело уже не в системе, такова структура населения. Пик рождаемости пройден, и теперь она будет неизбежно снижаться по вполне объективным причинам», — говорит эксперт. Куда опасней, по ее мнению, тенденция к увеличению смертности.

Смертность
Минувший год обошелся без сильных потрясений, и смертность по внешним причинам (от убийств и самоубийств, ДТП, отравлений и других несчастных случаев) в целом снизилась на 2,5%. Но по всем остальным группам причин статистика ухудшилась. Наибольший вклад в это внесли болезни органов пищеварения — рост на 8,6%, органов дыхания — на 8,3%, инфекционные и паразитарные болезни — на 7,2%. На 2,8% больше людей погибло по причине новообразований, на 1,5% — от болезней системы кровообращения. И, наконец, на 6,6% — от «прочих болезней».

Самый большой рост смертности в первом полугодии 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014 года зафиксирован в трех федеральных округах: Крымском (4,6%), Уральском (4,4%) и Северо-Западном (4,1%). Среди регионов с наихудшими показателями: ЯНАО (рост смертности — на 12%), Республика Карелия (на 9,3%), Сахалинская область (на 8,3%), Костромская область (на 6,4%), Саратовская область (на 5,9%), Липецкая область (на 5,5%).

Отрицательную динамику демонстрируют и обе столицы. В Москве рост смертности составил 4,9%, в Санкт-Петербурге — 4,7%. А сильнее всего портит статистику город Севастополь, где смертность от всех причин выросла за минувший год на 14,3%. Кроме того, в городе увеличилось число суицидов (на 10,9%) и смертельных ДТП (16,2%).

В то же время в 10 российских регионах по результатам полугодия зафиксировано снижение смертности более, чем на 1%: в Ненецком автономном округе (4%), Тыве (3,3%), в Московской области (на 2,8%), Рязанской области (2%), Дагестане (1,9%), Карачаево-Черкесской республике (1,2%), в Магаданаской и Амурской областях, Ингушетии и на Чукотке (1,1%). Еще в 8 регионах этот показатель составил менее 1%.

В целом по России снизилась смертность и от отдельных болезней: кишечных инфекций (150 умерших против 156 в первой половине 2014 года), туберкулеза (7197 против 7538), инфаркта миокарда (33250 против 33673).

Уменьшилась в стране по отношению к январю-июню 2014 года и младенческая смертность — на 13,1% на 1 тыс. родившихся детей. При этом, в отдельных регионах ситуация просто катастрофическая. Так, по данным службы госстастики, в Псковской области смертность детей в возрасте до 1 года выросла на 86%, на втором месте по этому показателю Калужская область (44,8%), следом идут Карачаево-Черкесия (38,5%), Республика Марий Эл (38%), Смоленская область (38%), Орловская область (36,6%), Мурманская область (35,2%), Кабардино-Балкария (30%), Ярославская область (25,9%).

Кто виноват
По мнению экспертов Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье», причина роста младенческой смертности — в непродуманной реформе здравоохранения. В частности, в регионах под видом оптимизации происходит сокращение акушерских коек и ставок специалистов. Например, в Ярославской области «за неэффективностью» было сокращено 26 акушерских коек в ЦРБ Борисоглебского, Пошехонского и Даниловского районов.

«Такого роста младенческой смертности не было даже во время экономического кризиса 2008 года и в последующие годы, — считает глава фонда Эдуард Гаврилов. — Благодаря нацпроекту „Здоровье“, строительству перинатальных центров в регионах к 2014 году удалось достичь снижения детской и материнской смертности. Поэтому удивительно сегодня слышать аргументацию руководителей здравоохранения отдельных регионов, которые высокие показатели младенческой смертности в 2015 году все еще продолжают объяснять переходом на новые стандарты регистрации малышей (от 500 грамм) с 2012 года». Кроме того, по его данным, остается существенным разрыв между городом и селом, где показатели материнской и младенческой смертности выше, соответственно, на 48% и 23,2%.

Косвенно признают это и в самом Минздраве. Как заявляла в начале декабря директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина, не менее 40% смертей новорожденных можно было бы предотвратить. Такие выводы были сделаны по итогам аудита историй болезней. В числе основных проблем, которые приводили к летальным исходам, оказались нарушения маршрутизации (направления по учреждениям) беременных женщин и новорожденных детей, а также дефекты реанимации.

Что касается взрослого населения, то ранее власти уже объяснили рост смертности увеличением продолжительности жизни и изменившейся возрастной структурой населения. Старение населения — одна из основных причин увеличения смертности, поэтому в ближайшее время смертность будет только увеличиваться, говорила менее двух месяцев назад на селекторном совещании у Дмитрия Медведева министр здравоохранения Вероника Скворцова. «Повышение смертности у взрослых отчасти связано с увеличением продолжительности жизни и изменившейся возрастной структурой населения, — рассказала министр. — По данным Росстата, вклад постарения составляет 1,7 процентных пункта, поэтому при пересчете смертности 2014 года по структуре населения 2013-го она была бы ниже на 27,5 тыс. человек».

Эксперты с этим не согласны. «Россия — страна со средним соотношением между молодыми и пожилыми, — считает Ржаницына — Есть страны, где доля пожилых людей гораздо выше, но смертность там ниже, и возраст дожития раза в полтора больше чем у нас. Да и в России рост продолжительности жизни начался не вчера, но еще в прошлом году ситуация не была столь плачевной. Так что эта версия не подтверждается ни нашим национальным опытом, ни тем более опытом Европы и Японии. Старение населения, конечно, очень удобное объяснение. Но число стариков тут ни при чем. Россия — чемпион по смертности в трудоспособном возрасте. И надо разбираться с теми факторами, на которые можно и нужно влиять и которые более-менее еще держались в прошлом году».

Участковый душеприказчик
После публикации данных Росстата, рост смертности среди трудоспособного населения признали и в Минздраве, сняв заодно обвинения в порче статистики со стариков. По мнению министра здравоохранения, в последнее время в России стали еще больше пить. «В России повышается смертность. Причем не за счет того, что население стареет. Повышается смертность у молодых людей — в возрасте от 30 до 45 лет. Ужас в том, что при вскрытии погибших пациентов в 70% случаев выявляется алкоголь в крови. Впервые за последние годы увеличилось количество суицидов, алкогольных отравлений, не поставленных при жизни диагнозов пневмонии у асоциальных групп населения. Это большая проблема», — сказала Скворцова на встрече с сотрудниками краевой больницы в рамках своей рабочей поездки в Барнаул.

По ее словам, решать проблему надо за счет налаживания прямого контакта участкового врача с населением. «Мы можем оперировать все лучше и лучше, совершенствовать работу „скорой помощи“, но ничего не изменится до тех пор, пока врач не займет место так называемого душеприказчика — как в советские времена. Нам придется к этому вернуться. Только подумайте, мы выхаживаем 500-граммовых младенцев, а в 40% смертей детей в возрасте до 1 года виноваты пьяные мамы, которые придавливают их собой».

К сегодняшней плачевной ситуации привело бездумное сокращение в здравоохранении, говорит Гаврилов: число коек в стационарах сократилось только в прошлом году на 33,7 тыс., медработников стало меньше на 90 тыс., а объем платных услуг вырос на 24%. По его словам, в недавнем докладе правительства о здоровье населения за 2014 год, подготовленном Минздравом, говорилось о существенном снижении потребления алкоголя и смертности от случайных отравлений. «Согласно отчету, доля россиян от 15 лет и старше, не употребляющих алкоголь, выросла с 38% до 41%, — говорит Гаврилов. Возникает резонный вопрос: эти оценки были преждевременны или необъективны? Почему, по словам министра, при общем снижении потребления алкоголя, влияние его на смертность в 2 раза больше, чем 50 лет назад?»

Что касается младенческой смертности, то, напоминает Гаврилов, по данным Росстата, из 6,4 тыс. детей, умерших за этот период в возрасте до года, конкретно от внешних причин смерти, куда относятся и несчастные случаи во время совместного сна с матерью, умерло 300 младенцев. «Для рожениц, которых из-за бездорожья вовремя не доставили из отдаленного села в перинатальный центр, для инсультников и инфарктников, неврологические и кардиологические койки для которых в районах заменены терапевтическими и к которым не успевает приехать скорая, разговоры о том, что врачи должны стать „душеприказчиками“ пациентов, звучат как жутковатое пророчество. Пока не наступит осознание того, что нельзя бездумно разрушать медицинскую инфрастуктуру в рамках оптимизации, ничего другого, как подумать о завещании населению не остается», — заключает Гаврилов.
http://medportal.ru/mednovosti/news/201 … mortality/

Неактивен

 

#109 2015-08-04 14:18:35

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Anna написал:

пока врач не займет место так называемого душеприказчика — как в советские времена.

душеприказчик, насколько помню, лицо уполномоченное выполнить волю покойного по завещанию. тут  веронике игоревне видимо с РПЦ придется пободаться за право отжатия нажитого. Предлагаю не спорить! летальный исход до установленной партией (ЕР) продолжительности жизни - имущество покойного в пользу РПЦ. дотянул до планки - деньги от реализации нажитого - в фомс (страховщикам с долей мз). хоть какая то мотивация для здравоохранения появится. Можно и долю имущества, чтоб 86 % довольных не протрезвели, которым цены на водяру царь батюшка год назад еще понизил.

Отредактированно дмитрий борисович (2015-08-04 14:19:01)

Неактивен

 

#110 2015-08-04 20:45:30

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Ай-молодца. Что ни слово - в бровь, а не в глаз. Искры летят.

Неактивен

 

#111 2015-08-05 13:25:06

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

а это не шутка, Павел Андреевич. Это конкретное предложение, которое украсит поток идиотических решений. может подобное позволит маразму обогнать скорость привыкания населения к нему, и тогда народ наконец переформатирует власть.
ни Вы, ни я, ни окружающие нас  10 - 15 лет  назад в страшном сне не могли представить, что власть будет закрывать больницы пачками, скорая не будет ездить к старикам, а госпитализация станет экономически не эффективной, потому что деньги нужны на олимпиаду и войну с братским народом; что родной Минздрав будет изощряться в изобретении коррупционных схем, сдобренных статистическим враньем на фоне роста смертности и тихой ненависти к врачам и аптекарям.
и ничего привыкли. так же как привыкли к тому, что светское государство дарит попам объекты недвижимости вплоть до исакия в обмен на цензуру спектаклей и разгон неугодных. 
так пусть сейчас обозначат свое феодальное начало. или кто-то свалит быстрей и тем выживет, или наконец научимся спрашивать с власти. а иначе через 8 - 10 лет и этот, озвученный мною бред, может стать привычной действительностью. sad

Отредактированно дмитрий борисович (2015-08-05 13:25:57)

Неактивен

 

#112 2015-08-06 16:09:07

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Когда импортозамещение – смерть
Министерство промышленности и торговли России предлагает ограничить госзакупки ряда иностранных медицинских препаратов и техники, соответствующий проект документа сейчас опубликован на сайте правительства и проходит общественное обсуждение. Под запрет могут попасть, в частности, рентгеновские аппараты, аппараты УЗИ, дефибрилляторы, инкубаторы интенсивной терапии для новорожденных и даже костыли и протезы – всего более 100 наименований импортных медицинских товаров. Чиновники считают, что такие ограничительные меры окажут поддержку российским профильным производителям.
Радио Свобода тем временем продолжает следить за тем, как импортозамещение влияет на жизнь российских граждан. Мы уже выяснили, как выживает российский ресторанный бизнес и как меняются гастрономические предпочтения граждан в условиях продуктовой самоизоляции. На этот раз мы пытаемся понять, затронуло ли импортозамещение медицинскую отрасль.
Напомним, что в феврале нынешнего года вице-премьер правительства России Ольга Голодец предложила законодательно заменить большую часть иностранных лекарственных препаратов местными, заявив в интервью "Российской газете", что "главной задачей для фармацевтической промышленности в настоящее время остается расширение внутреннего производства всех медицинских препаратов и изделий на российском рынке".
О том, чем может обернуться программа лекарственного импортозамещения для российских онкобольных, корреспонденту Радио Свобода рассказал доктор медицинских наук, профессор, онколог Алексей Масчан. А заодно он ответил на вопросы, как обстоят дела в современной российской онкологии; как диагностировать рак на ранних стадиях; где лечиться россиянам в условиях кризиса; изменилась ли ситуация с обезболиванием онкобольных в России и когда появится лекарство, способное раз и навсегда победить рак.
– Представим себе человека, который заподозрил, что с ним происходит что-то неладное. Ему – мнительному – кажется, что у него онкология. Что ему нужно делать? Забить на свою мнительность или иди к врачу?
– Есть люди с патологической канцерофобией, которые каждый незначительный симптом принимают за рак. Это вопрос психопатологии, и мы его обсуждать не будем. Но вот если речь идет о конкретных жалобах, о дисфункциях органов, если человек заподозрил опухоль, то не надо забивать. Надо идти к врачу и по крайней мере пройти первичный скрининг на самые частые виды опухолей. Рак – это заболевание многообразное и сложное, но все-таки 90 процентов опухолей распознаются после достаточно простых исследований. По крайней мере, их можно так заподозрить. А уж уточнение диагноза – это удел более сложных исследований.
– Что такое скрининг и к какому врачу идти для начала? К терапевту?
– Скрининг – это выявление общих симптомов частых заболеваний. Например, скрининг на туберкулез – это флюорография…
– Зажмите крестик в зубах, сейчас сделаем снимочек…
– Да-да, именно эта процедура. В мои годы, правда, был партбилет, а не крестик. Сейчас в общей доступности появились ультразвуковые методы, которые 30 лет назад не так широко были распространены. К какому врачу идти для начала? С какой стороны почувствовали нелады, к такому врачу и идти. Если женщина испытывает гинекологические проблемы, то идти к гинекологу. Если проблемы с желудочно-кишечным трактом, то идти к гастроэнтерологу. И так далее. Главное – не бояться полуинвазивных методов исследования: гастроскопии, колоноскопии.

– Допустим, мнительность этому человеку помогла выявить онкологию. Можете описать, что с человеком должно происходить дальше? Как работает система?

– Система работает определенно. Пациент должен идти в онкологический диспансер по месту жительства.

– По направлению врача, который заподозрил онкологию?

– Нет, человек просто может пойти в онкологический диспансер без всякого направления. Для этого, собственно, онкологические диспансеры и существуют, чтобы туда прийти. Если врач-онколог диагноз подтверждает, то больной лечится либо в онкологическом диспансере, либо в клиниках, которые занимаются онкологическими патологиями, – в онкологических центрах.
– Как люди попадают в онкологические центры? Здесь как работает система?
– А вот здесь система работает очень по-разному. В региональные центры люди попадают по направлениям с места жительства. В федеральные клиники люди попадают по так называемым квотам. Или за собственные деньги на платной основе. Но мест в хороших клиниках на всех не хватает, и подавляющее большинство пациентов лечатся в региональных клиниках и, к сожалению, не так, как это должно быть.
– Алексей, а что такое квота? Вы довольны тем, как в России работает система квот?
Мы не можем взять всех пациентов, которых могли бы вылечить. Мое отношение к этому определенное: квоты – это фашизм
– Понятия квоты на самом деле не существует. Это называется "объемом медицинской помощи". Но по сути это квота и есть. На лечебное учреждение выделяется определенное количество квот. Только квот этих не хватает на всех больных. Если на всех больных квот не хватает, значит, это уже распределительная система. И система эта ставит нас, врачей, перед выбором, кого лечить, а кого не лечить. Таким образом, мы не можем взять всех пациентов, которых могли бы вылечить. Мое отношение к этому определенное: квоты – это фашизм. Квоты одних людей оставляют за бортом современной медицины, а других принимают на этот борт. К квотам относиться хорошо невозможно. Если центр способен выполнить определенное количество операций, если он может выполнить 200 пересадок костного мозга, то центр должен получить 200 квот. А не 100 и не 40, что сплошь и рядом бывает. Да и квоты, увы, на самом деле не покрывают стоимости лечения. Если количество квот закончилось, то больных принимают только на платной основе. Это скотство. Это недопустимо. Но это каждодневная реальность.

– Вы верите в эффективность чекапов (check-up – регулярные комплексные медицинские обследования для людей, не имеющих жалоб на здоровье)?

Люди хотят получить выгоду в нашей сошедшей с ума, повернутой на деньгах стране, в том числе и в медицине
– Я верю. Есть статистически доказанные выгоды от чекапов. Вопрос – в каком возрасте делать и что включать в этот чекап. На Западе, например, люди после 55 лет получают бесплатные талончики на гастроскопию, колоноскопию раз в три года, прохождение ультразвукового исследования, гинекологическое исследование. Это то, что позволяет выявить излечимые на ранней стадии раки. Чекап абсолютно и неоспоримо полезен. Другое дело, что некоторые врачи включают в чекап несертифицированные методы, которые только разрабатываются в научных лабораториях, но которые еще не валидированы: речь тут идет о всяких онкологических маркёрах, о так называемой свободной ДНК сыворотке. Вокруг этих перспективных и очень интересных методов сейчас развивается такое количество спекуляций! Как всегда, люди хотят получить выгоду в нашей сошедшей с ума, повернутой на деньгах стране, в том числе и в медицине. Вот к такому чекапу я отношусь плохо.

– И как же простому человеку понять, какой чекап хороший, а какой плохой?

Примерно 330 000 взрослых людей заболевает раком каждый год в нашей стране. И 5000 детей
– Легко понять. Есть сертифицированные методы чекапа: колоноскопия, гастроскопия, врач-гинеколог, снимок легких, врач-маммолог (молочные железы). Это то, что позволяет выявить так называемые раки-убийцы, от которых люди могут быстро умереть, но с другой стороны, которые в ранней стадии излечимы более чем в 90 процентах случаев. После 55 лет чекапы нужно всем делать обязательно. Вот и всё.

– Вам знакома реальная и официальная статистика по онкологическим заболеваниям в России? И есть ли между этими статистиками драматическая разница?

– Разница только в том, что не все случаи регистрируются. Вопрос регистрации опухоли очень тяжелый. Даже в Америке, которая повернута на статистике, все равно много незарегистрированных случаев, потому что там люди лечатся в частных центрах, в небольших клиниках, которые в статистику не попадают. Думаю, что никто статистику по заболеваемости не скрывает и у нас. Это бессмысленно. Примерно 330 000 взрослых людей заболевает раком каждый год в нашей стране. И 5000 детей.

– Есть ли в российской онкологии такое понятие, как реабилитация? У врачей-онкологов есть такой предмет в институте – реабилитация больного?

Врачи считают, что главное – это вылечить опухоли, максимально продлить жизнь пациенту, а как он будет жить – уже не так важно
– Нет. И это большая проблема. Загрузка онкологов в России такая, что о реабилитации они не думают вообще. Реабилитацией должна заниматься вся система. На Западе есть замечательный термин – comprehensive care. Это всеобъемлющая помощь пациенту. Человек, только начиная лечение онкологического заболевания, имеет программу – что он будет делать после лечения. И тут все: питание, психологическая реабилитация, социальная реабилитация. У нас нет даже зачатков этого. Врачи считают, что главное – это вылечить опухоли, максимально продлить жизнь пациенту, а как он будет жить – уже не так важно. Хотя я так не считаю. Мы должны думать обо всей жизни пациента. Мне хочется вылечить человека полностью, чтобы не просто тебе благодарен был, а чтобы он вообще про тебя забыл. Такая цель должна быть.

– Почему люди заболевают раком?

– Это понятно и известно. Функционирование генома человека таково, что в нем постоянно происходят ошибки. 99,9 процента этих ошибок замечаются самой клеткой и выбраковываются. Но поскольку клеток очень много и процессы обновления и повреждения хромосом происходят постоянно, рано или поздно у каждого возникают те хромосомные изменения, которые являются первым шагом для развития опухоли. Потом по абсолютно статистическим законам в той же клетке через некоторое время происходит еще одно событие – она становится предопухолевой. Третье и четвертое событие – это возникновение опухоли. Раком человек заболевает только потому, что наш генетический аппарат функционирует очень хорошо и качественно, но не совершенно. Онкология является следствием того, что мы – люди.

– Вы – один из лучших врачей-онкологов одной шестой части суши. Про вас так говорят и ваши пациенты, и ваши коллеги. Тогда объясните, почему клетки мутируют?

– Нет здесь ответа. Просто вот так функционирует наш генетический аппарат.

– А что человеку точно не надо делать, чтобы не заболеть раком?
– Если человек курит, он увеличивает риск мутации. Курильщики гораздо чаще заболевают раком легких. Если человек регулярно пьет кипяток, он с большей вероятностью может заболеть раком пищевода. Если человек работает на вредных производствах, тоже большая вероятность рака.
– Сколько денег из федерального бюджета тратится на онкологию в России?
При нынешнем подходе к медицине нам не сравняться с успешными странами никогда. Мы в этом деле идем ноздря в ноздрю с африканскими странами
– Это очень трудно подсчитать. Есть разные программы финансирования. Есть разные бюджеты разных онкологических центров. Точную цифру очень сложно назвать. Но очень просто увидеть, что тратится гораздо меньше, чем должно.

– Эти суммы сопоставимы с суммами в Европе и США?

– Если где и есть драматическая разница, то точно между этими суммами. Драматический разрыв.

– Но некоторые ваши коллеги-онкологи и Минздрав при этом неоднократно заявляли, что Россия идет ноздря в ноздрю со странами, которые принято считать наиболее эффективными в борьбе с онкологией.

– Россия как была всегда отсталой страной в этой области, так и остается. При нынешнем подходе к медицине нам не сравняться с успешными странами никогда. Мы в этом деле идем ноздря в ноздрю с африканскими странами. Может, даже опережаем немного. Мы не имеем никакого отношения к конкуренции с западными странами.

– Тогда зачем вы занимаетесь здесь онкологией, если уже сейчас понимаете, что страна обречена плестись в хвосте в этой области? Вы же работали во Франции и могли продолжить карьеру там.

Никаких исследований в области онкологии, которые способны потрясти мир, здесь нет и не будет
– Глобально мы никогда не сравняемся со странами, на которые нужно равняться. Но в какой-то маленькой конкретной области онкологии я могу делать максимум того, что в моих силах и здесь, для наших пациентов. Пока я нахожусь здесь, я буду стараться, чтобы мои больные лечились так, как больше не лечатся нигде в мире. Максимально хорошо и эффективно.

– А вы можете на пальцах объяснить, в чем конкретно наша онкология отстает?

– Про науку я вообще говорить не буду. Никакой науки здесь практически не делается. Никаких исследований в области онкологии, которые способны потрясти мир, здесь нет и не будет.
– А было такое в прошлом?
– Никогда не было.
– Неужели Николай Николаевич Блохин, чьим именем назван главный онкоцентр в стране, не совершал никаких революций в медицине?

Самые талантливые русские медики сейчас в основном работают на Западе
– Нет, не совершал. И ни один доктор, бюсты которых установлены в нашей стране, не совершил в современной онкологии никаких революций. Были врачи – совершеннейшие гении – российского происхождения, но это было очень давно. Самые талантливые русские медики сейчас в основном работают на Западе.

– А существует ли хоть один препарат в онкологии, придуманный российским ученым на территории Российской Федерации с помощью российских технологий, который вышел на международный рынок, доказал свою эффективность и стал конкурировать с импортными лекарствами?

– Был такой случай.

– Один?
– Мне известен один. Есть такой препарат "Кселода". Это один из хитов в онкологии. Он был разработан лет сорок назад. Этот препарат применяют для лечения рака желудка. Его почитают во всем мире. Больше никаких хитов нет. И быть не может. Потому что разрушена база доклинических испытаний, а в лабораториях с потолка капает. У нас даже нет животных в достаточном количестве для испытаний.

– Если онконауки нет вовсе в стране, то на рутинном уровне что не так? В чем мы отстаем?

– Да почти во всем. В доступности современных исследований. В организации лечения. В мониторинге. В реабилитации. В области хирургии, как утверждают сами хирурги, мы не отстаем. А вот что касается терапии, лекарств, сопроводительного лечения – мы очень-очень отстаем.

– Почему так происходит? Все дело в деньгах?

– Дело давно уже не только в деньгах. Дело в архаичной системе образования. Дело в том, сколько врачей и медсестер занимаются больными в стране. Дело в лабораторных оснащениях. Хотя надо сказать, что программа модернизации сделала свое дело. Было закуплено оборудование.

– Это еще при Медведеве было сделано?

– Да, модернизация ассоциирована с именем Медведева. И это было безусловное благо для медицины.

– Людей этим оборудованием успели научить пользоваться?

Идти эта деталь может четыре месяца. Вот и стоит сиротливо этот прекрасный томограф без дела
– В основном да. Даже в регионах научили. Ничего в этом хитрого нет. Проблема с этим оборудованием в другом. Оно было закуплено без сервисного обеспечения. Когда это оборудование начало выходить из строя, а это происходит с любым оборудованием, то денег на сервис просто не было. Поэтому оборудование сейчас простаивает. Сервис – это очень дорого. Сервис – это иногда 30 процентов стоимости всего контракта. Если сломался компьютерный томограф, то деталь к нему может стоить три миллиона рублей. И идти эта деталь может четыре месяца. Вот и стоит сиротливо этот прекрасный томограф без дела. Но это уже вопрос ума тех, кто эти реформы проводил. Сама по себе модернизация – это благо.

– Что нужно сделать, чтобы это драматическое отставание от развитых стран сократить? Если бы вы стали министром здравоохранения, что бы вы сделали?

У нас не больницы, а сараи. И в этих сараях лежат по 6 человек в одной палате в безобразных условиях
– Отставание быстро не сократишь никак. Нереально. Это же не просто технологическое оборудование, которое можно купить и все. Медицина – это не супермаркет и не бензозаправка. В медицине должны работать очень квалифицированные и мотивированные люди. Нужно перестраивать все больницы. У нас не больницы, а сараи. И в этих сараях лежат по 6 человек в одной палате в безобразных условиях. Один на весь этаж туалет. Должно быть резко увеличено количество среднего медицинского персонала – сестры и лаборанты. И главное – нужно начать нормально людей учить. У нас же постдипломное образование сокращается. Это недопустимо. Врачи в наши дни сталкиваются с таким количеством информации, что подготовка специалиста не может занимать 8 лет, как это происходит у нас в стране. Чтобы стать специалистом-онкологом во Франции, нужно только после института учиться 5 лет. А у нас – 2 года. Ну и необходимо коренное материальное переоснащение.

​– Недавно главный онколог России Михаил Давыдов в интервью заявил следующее: "Там (за границей) – все то же самое, что и здесь. Схемы лечения рака везде одинаковы, они уже отработаны до мелочей: используются лучевая и химиотерапия. Кто-то говорит, что за границей лекарства для химии лучше. Но и у нас есть те же самые импортные препараты". Скажите, Давыдов прав?

– Он абсолютно прав. Программы лечения, если говорить о химиотерапии, пришли к нам с Запада. Сообщество приняло западные рекомендации, мы ими пользуемся. Но вопрос заключается в том, какому количеству больных доступны эти современные препараты и как проводятся эти схемы лечения. Допустим, больной после курса химиотерапии из-за токсичности чувствует себя отвратительно. Первый жест врача в России – снизить дозу или увеличить интервал между курсами. А это может быть губительно для результата. Вот с тем, как наши врачи владеют этими самыми хорошими западными препаратами, есть проблемы.

– То есть наши врачи используют западные препараты, о которых говорил Давыдов, но могут себе позволить отклониться от западных протоколов лечения, нарушить схему, которая приходит к нам вместе с препаратами?

– Да. И это сплошь и рядом.

– За этим как-то можно проследить?

Что можно сказать про такое импортозамещение? Первое и главное – никакого собственного производства лекарств у нас нет
– Нельзя. И это уже область сопроводительного лечения. Как сделать так, чтобы химиотерапия была менее токсичной для пациентов? Вот вам простейший пример. Рвота. Во время химиотерапии возникает тяжелая рвота, жуткое самочувствие. 20 лет назад это было такой проблемой, из-за которой чуть ли не четверть пациентов отказывались вообще от химиотерапии. Сейчас появились прекрасные противорвотные препараты, проблема практически исчезла.

– Да, только одна таблетка такого прекрасного противорвотного препарата, например, "Китрила", которым спасалась моя жена во время лечения, стоит около 600–700 рублей. Не упаковка, а одна таблетка.

– Именно так. И никакая квота эту таблетку "Китрила" не имеет в виду. Поэтому эту таблетку могут купить не все, поэтому рвота сохраняется, поэтому врачи снижают дозу химиотерапии, поэтому можно использовать такую же химию, как на Западе, а результаты иметь разные. Мы с вами можем выйти на корт, взять ракетку и удивляться: "Странно, я играю такой же ракеткой, как Федерер, а результаты другие". Дьявол скрывается в деталях. И бог тоже. Так что Михаил Иванович Давыдов прав в том, что импортные лекарства доступны. Но он не станет спорить с тем, что по квалификации и качеству терапии мы все равно серьезно отстаем.

​– Год назад в связи с введением санкций, в России громко прозвучало слово "импортозамещение". Сначала оно касалось только еды. Потом про импортозамещение начали говорить и в отношении медицины. В феврале этого года вице-премьер Ольга Голодец предложила заменить часть импортных лекарств российскими. Скажите, это заявление осталось лишь заявлением, или появился какой-то законопроект на этот счет?

– Появился такой законопроект. Слава богу, он пока никуда не прошел. Законопроект называется "третий лишний". Смысл его такой: если любая государственная клиника открывает конкурс на покупку какого-то лекарства, и на торги выходит два отечественных препарата, то импортные аналоги уже не могут участвовать в этих торгах. Что можно сказать про такое импортозамещение? Первое и главное – никакого собственного производства лекарств у нас нет. На 99 процентов это работа с сырьем, получаемым из Индии, Китая, Мексики, Аргентины.

– Мы получаем субстанцию и просто у себя ее запаковываем?

Наши планы по импортозамещению ставят в невыгодное положение, прежде всего, хорошего отечественного производителя – "новую русскую фарму"
– Да. Наши хорошие производители перед тем, как запаковать и приклеить отечественное название, проводят очистку. Западные фирмы сырье берут тоже оттуда, но перед тем, как лекарство попадет к пациенту, его там очень хорошо чистят и контролируют этот процесс. Наши планы по импортозамещению ставят в невыгодное положение, прежде всего, хорошего отечественного производителя – "новую русскую фарму", которая ответственна и отвечает за то, что делает. Потому что делать хорошие лекарства – это дорого. Технологический процесс очистки всегда удорожает лекарство. А торги выигрывать будет тот, кто просто упаковывает сырье без всякой очистки, потому что их предложение будет дешевле! Это огромная проблема, которой мы очень боимся. Таких плохих производителей, которые хотят под флагом импортозамещения продавать неисследованные и плохо очищенные лекарства, очень-очень-очень много.

– Потому что смысл торгов заключается в том, что выигрывает тот, кто предлагает вариант подешевле. Снова дьявол в деталях…

– Конечно. Это же принцип торгов. Ответственные отечественные производители дорогие. Их продукцию закупать не будут.

– Сейчас импортные лекарства никто не трогает?

– Пока их никто не трогает. Их меньше не стало. Но так как больницы вынуждены закупать лекарства через торги, часто и сейчас пролезают отечественные лекарства – дженерики.

– Можно ли говорить, что эти дженерики заполонили наш рынок?

– Мягко говоря. Они повсюду. Если вы проедетесь не по московским клиникам, а по региональным, вы все эти дженерики увидите. Дженерики, которые никто не проверял и которые по закону не должны проверяться. Никакого контроля лекарства у нас нет. У нас производитель обязан только показать соответствие химической формулы. И больше ничего. У нас в клинике был такой случай: мы проверяли один из отечественных химиопрепаратов и сравнивали его с импортным аналогом. Оказалось, что в отечественном куча примесей, которых нет в импортном. А еще в отечественном оказалось на 25 процентов меньше самого химиопрепарата, чем в импортном. 25 процентов снижения дозы! При многих заболеваниях это просто обессмысливает лечение.

– Импортозамещение в данном случае – это просто смерть.

Медицинская техника у нас не производится. А если что-то и производится, то это такое убожество, что об этом как-то даже странно говорить
– Да, вот с таким препаратом отечественная фирма вышла на торги и выиграла эти торги. Поскольку мы выяснили качество этого препарата, то мы просто от него отказались. И в результате нам импортный препарат закупил фонд "Подари жизнь". У других больниц нет фонда "Подари жизнь". Да и проверять препараты нет возможности.

– Импортозамещение может касаться медицинской техники? Бывают, например, российские томографы?

– Техники это, слава богу, не касается. Может потому, что никаких отечественных томографов просто не бывает. Медицинская техника у нас не производится. А если что-то и производится, то это такое убожество, что об этом как-то даже странно говорить. Мы для нашего центра когда закупали оборудование, просто ради смеха смотрели, что может быть отечественное среди прочего. Ничего. Меньше 5 процентов.

– У россиян уже на рефлекторном уровне возникает желание уехать лечиться за границу, если им диагностируют рак. Это справедливое желание?

– Только у 10 процентов россиян есть загранпаспорта. Поэтому речь идет об известном слое россиян…

– Отсутствие загранпаспорта не отменяет желания лечиться за границей.

У нас в стране даже для состоятельных людей, которые могут платить за свое лечение, нет системы, которая может их защитить
– Я очень хорошо понимаю людей и это их желание. Если бы это случилось со мной или с кем-то из моих близких, я бы тоже об этом очень хорошо подумал. И бороться с этим желанием можно, только улучшая отечественную медицину. Понимаете, у нас в стране даже для состоятельных людей, которые могут платить за свое лечение, нет системы, которая может их защитить. Все всегда зависит от личности врача, к которому люди попадают, насколько он умелый, внимательный, мотивированный. Вот это убивает больше всего: вроде бы и возможности у человека есть, а все равно там пропустили что-то, тут упустили, не дочитали, не смекнули. Уезжают лечиться за границу прежде всего поэтому. Не потому, что у нас препаратов нет, а потому что у нас нет системы всеобъемлющей онкологической помощи. У нас ни в чем нельзя быть уверенным. Нельзя быть уверенным в том, что завтра будет кровь для переливания, нельзя быть уверенным, что не сломается компьютерный томограф. А на Западе этого нет. Вот уж где система занимается человеком, так это на Западе.

– Вы можете перечислить виды онкологических заболеваний, которые точно лучше лечить не в России? И заболевания, с которыми хорошо научились справляться и наши врачи.

– Здесь лечится хорошо рак молочной железы. Раки первой и второй стадии любой локализации можно лечить здесь. С лимфомами у нас в стране стало гораздо лучше, чем это было лет 15 назад. Но вот что касается метастатических опухолей и лейкозов, то здесь у нас шансы на излечение сильно меньше, чем на Западе.

​– Алексей, вы с вашими коллегами в России умудрились придумать и построить больницу (ФНКЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева), которая меньше всего на свете напоминает российскую больницу. Она прекрасно выглядит, прекрасно оснащена, по коридорам здесь не гуляет страх. Дети со страшными заболеваниями у вас удивительным образом не выглядят страдающими. На вас коллеги смотрят с завистью?

– У нас очень хороший, просто потрясающий центр. Но выйдешь за порог, и все меняется. Мы стараемся помочь всем, кому можем. Мы приглашаем сюда коллег учиться. Мы организовали специальную программу, которая называется "Лечим вместе". Доктора к нам приезжают из других городов за счет благотворительного фонда, мы стараемся им дать пример. Нам по-хорошему все завидуют, это правда.

Главный врач нашего центра Путину это говорила. Эта идея была благосклонно принята. Но, видимо, в стране денег нет
​– У вас большая очередь из детей, которые хотят у вас лечиться?

– У нас огромная очередь. Мы вынуждены массово отказывать.

– Что вы в этот момент чувствуете, когда не можете взять ребенка, которого могли бы вылечить? Как это вообще можно пережить?

– Здесь уже включаются какие-то технические участки мозга. Если каждую секунду думать о детях, которые сюда не попали… это невозможно просто. Мое самое большое желание в жизни, чтобы в России было построено еще пять таких же центров, которые бы просто закрыли тему детской онкологии в стране.

– Пять больниц – и тема закрыта?

– Да. Главный врач нашего центра Путину это говорила. Эта идея была благосклонно принята. Но, видимо, в стране денег нет.

– Это очень большие деньги?

– Стоимость нашего центра 13 миллиардов рублей. Но у нас серьезная исследовательская часть здесь. Просто хорошие больницы можно построить в три раза дешевле точно.

Самая правильная инвестиция – это инвестиция в человеческую жизнь. Даже если больной никогда не будет участвовать в увеличении ВВП
​– Проект моста через Керченский пролив Ротенбергу предложили построить за 228 миллиардов рублей. Чтобы в Крым ездить было удобнее.

– Ну они же построят мост, и он будет приносить доходы. А больницы – это всегда убытки.

– Инвестиция в человеческую жизнь не может быть убытком. Человек в конце концов вылечится и будет налоги платить государству.

– А вот это, Роман, вы объясните нашим "эффективным менеджерам". Естественно, самая правильная инвестиция – это инвестиция в человеческую жизнь. Даже если больной никогда не будет участвовать в увеличении ВВП. Живой человек – это счастье. А счастье формирует другую нравственную атмосферу. И это никакими деньгами не измеришь. И именно это – счастье – дает обществу и стране возможность прогрессировать. Гуманистический посыл дает стране возможность развиваться. Я в этом убежден.

– Вы довольны работой российских фондов, занимающихся онкологией? Со стороны кажется, что фонды переживают сейчас практически золотой век.

Взрослые никому не нужны, у них меньше глаза, они не такие симпатичные. Взрослые помощи найти не могут
– Фондом "Подари жизнь", который работает с нами, мы не просто довольны… без него мы не стали бы теми, кем стали. Раньше они нам оплачивали лечение детей процентов на 50. Сейчас они оплачивают нам доставку костного мозга, сложные медицинские девайсы, которые не входят в пресловутые квоты, о которых мы говорили. Они нам оплачивали незарегистрированные в России лекарства, которые стоили десятки тысяч долларов. Но меня очень волнует, что взрослым больным не помогает никто. Вот детям собрать деньги на лечение реально, а взрослым помогать не хотят. Я знаком с создателями Фонда борьбы с лейкемией, который пытается помогать взрослым. Я иногда смотрю их сайт, вижу, что на лечение такого-то пациента нужно собрать миллион рублей, а собрано – 250 рублей. У меня просто начинает болеть сердце. Взрослые никому не нужны, у них меньше глаза, они не такие симпатичные. Взрослые помощи найти не могут.

– Что делать человеку, если его в России признали инкурабельным (неизлечимым)? Довериться врачам и провести последние дни, не мучая себя изнуряющим лечением, или собирать деньги на западную клинику и биться до конца? Вы можете в такой ситуации дать профессиональный совет?

Пациент никогда не получит своих 500 миллиграмм морфина в сутки – а это ведь средняя доза морфина в последний месяц жизни онкологического больного
– Давайте не будем забывать, что в мире постоянно появляются новые препараты. Сегодня пациент инкурабельный, а завтра уже нет. Вот прямо сейчас мы с вами разговариваем, а на Западе разрабатывается совершенно новый препарат, который очень эффективен при лимфомах. И это просто бомба! Врачи, узнав об этом препарате, глаза выкатили. Больные, которые считались безнадежными три года назад, с помощью этого препарата полностью уберут свою опухоль и будут жить. Но вот если у человека опухоль, которая не отвечает на химиотерапию, если при этом метастазы уже по всему телу, то чаще всего все бывает бесполезно. Есть и еще одна сторона: а как российскому пациенту провести эти последние дни, не мучаясь? Попробуйте обеспечить пациенту в России с терминальной опухолью комфорт, чтобы он не мучился. Пациент никогда не получит своих 500 миллиграмм морфина в сутки – а это ведь средняя доза морфина в последний месяц жизни онкологического больного.

– Почему?

– Вы можете поверить мне на слово, что ни один пациент в России никогда не получит 15 ампул или 50 таблеток морфина в сутки. Это, кстати, средняя доза. А некоторые больные нуждаются в дозах в 10 раз больше.

– Так почему же?
– Потому что не выписывают столько. Потому что врачи боятся, что их будет преследовать ФСКН. Потому что у врачей низкая квалификация, и они не верят, что человеку нужно такое количество наркотиков в последние месяцы жизни.
– Вы, конечно, знаете о недавних резонансных самоубийствах онкобольных в России: люди совершали суицид из-за невозможности своевременно получить обезболивания. После этого ситуация с обезболиваниями как-то изменилась?
Медицина была придумана для того, чтобы избавить человека от боли. Если она с этим не справляется, значит никакой медициной она называться не может
– Да, принят закон, который с 1 июля заработал. Закон об увеличении нормы наркотиков, о том, чтобы рецепт работал более долгий срок. Но до того момента, пока мы решим эту проблему, пройдет еще очень много времени. Врачи у нас очень боятся выписывать наркотики. Они вместо наркотиков выпишут скорее "Кетанов" или "Трамал", которые наркотиками не являются. И это очень плохо. Медицина была придумана для того, чтобы избавить человека от боли. Если она с этим не справляется, значит никакой медициной она называться не может. Это уже токарное искусство какое-то.

– Что такое экспериментальная медицина? Как вы относитесь к ней?

– Это клинические исследования новых препаратов и новых подходов лечения на адекватных группах пациентов с адекватными группами сравнения на основании предшествующих научных данных. Это то, что позволяет добиться прогресса. Мы всем обязаны экспериментальной медицине.

– Россия участвует в этом процессе?

– Россия включена в международную систему клинических исследований, которые проводятся западными компаниями. Россия – это очень удобная площадка для клинических исследований, потому что у нас много больных концентрируется в одних и тех же центрах. Наша страна много лет занимала одно из первых мест по качеству проведения клинических исследований.
– Многие наверняка сейчас подумали, что нас используют как подопытных кроликов…
– Ой, я когда слышу про кроликов, меня это ужасно злит. Невозможно получить новые методы лечения без исследований на пациентах. Более того, у нас в стране закон говорит, что лекарство не может быть зарегистрировано в России без проведения исследований на наших пациентах. То есть никаких других путей просто нет. Даже самые близкие к людям животные не имеют никакого отношения к тому, как этот препарата будет себя вести с человеком. Онкологи шутят, что если бы вы были мышью и заболели раком, вас бы вылечили от любого рака. Но мы не мыши.
Если ребенок умрет в реанимации, то последнее, что он увидит, – это что? Чье лицо?
​– Я знаю, что в России в некоторых онкологических больницах родителей не пускают к своим детям в реанимационные отделения, опасаясь инфекций. Такая проблема есть?

– Это очень актуальная тема. И не только в реанимацию не пускают. Вообще не разрешают матерям находиться со своими детьми, ночевать не разрешают. Во многие инфекционные отделения родителей не пускают или пускают два раза в неделю.

– Есть какой-то закон на этот счет?

– Нет. Это просто волюнтаризм и произвол. Это прямое нарушение прав человека. А если ребенок умрет в реанимации, то последнее, что он увидит, – это что? Чье лицо?

– Почему врачи не пускают родителей? Чего они боятся?

Добавлено спустя     9 минут   32 секунды:
Добавлено спустя       24 секунды:
– Боятся они того, что родители увидят, как их дети лежат привязанные к кровати и орут от боли. Боятся, что родители увидят, как их детьми никто не занимается. Вот чего боятся. Но мотивируют это тем, что родители будут мешать, что родители принесут инфекцию. В нашей клинике есть богатый опыт пребывания детей с родителями, в том числе в реанимации. И сказать об этом мы можем только хорошее. Родители себя всегда прекрасно ведут в реанимации. Они просто сидят рядом с ребенком. Родители должны быть рядом с детьми всегда.
– Какой процент онкобольных в нашей стране, нуждающихся в трансплантации костного мозга, своевременно ее получают?
– 35 процентов детей. И 8 процентов взрослых.

– Значит 65 процентов онкобольных детей и 92 процента взрослых, нуждающихся в трансплантации, просто лежат и ждут? Почему такие чудовищные цифры?

– Потому что в России очень мало центров, где делают трансплантации. И все они перегружены. Это процедура достаточно дорогая. Но делать ее необходимо тем, у кого других шансов на излечение нет.

– Богатый пациент может себе сделать трансплантацию быстро, без очереди?

В России делается около 800 трансплантаций в год. А во Франции – 5000
– В России не может. Он может это сделать за границей без очереди, потому что там много центров. А здесь не может. Потому что если мы, например, возьмем кого-то на трансплантацию за деньги, то этот человек отодвинет из очереди того, у кого денег нет. У нас ни одной койки не пустует ни часа. Трансплантации полностью финансируются государством. Доставку костного мозга из-за границы не финансирует вообще.

– Сколько нужно построить центров, чтобы и эту проблему в России закрыть?
– Должно быть не менее 40 крупных центров. У нас официально есть 15 центров, но многие из них не дел

Неактивен

 

#113 2015-08-06 17:46:03

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

делают ни одной трансплантации, потому что эти учреждения являются трансплантационными центрами только по формальному признаку, да и ресурсов у них не хватает для трансплантаций. А вот во Франции, где живет ровно в два раза меньше человек, чем в России, функционирует 77 центров трансплантации. В России делается около 800 трансплантаций в год. А во Франции – 5000.

​– В России есть свой банк доноров костного мозга?

– Есть небольшой. До этого момента в стране сделано не больше 20 пересадок из этого банка. Большинство трансплантатов мы, конечно, привозим из-за границы и за счет фонда "Подари жизнь". Наш доктор едет туда, забирает костный мозг и везет его в специальном контейнере в Россию.

– На таможне не бывает проблем?

– В Пулково бывали. Не пускали врачей в страну. Таможенники ведь люди простые. Для них все, что пересекает границу, – это товар. А это не товар, это костный мозг, который не имеет стоимости. Но таможенники не понимают: как же так, это же пересекает границу? Вы получаете с этого выгоду? Это же товар? Московская таможня умнее и гуманнее.

– Что мне лично нужно сделать, чтобы попасть в российскую базу доноров костного мозга?

– Вам нужно сдать кровь в официальном банке доноров – в Кирове, Петербурге или в Челябинске.

– Мне нужно ехать в Киров, чтобы сдать кровь?

– Чтобы попасть в отечественный банк доноров – да.

– Очень удобно...

– Очень. А в Англии знаете, что нужно сделать, чтобы попасть в базу доноров? Просто сплюнуть в пробирку и послать ее почтой со своими данными в центр типирования.

– Если мой материал кому-то подходит, как у меня забирают костный мозг? Это больно? Страшно?

– Нет, больно никто вам не сделает. Процедура почти ничем не отличается от сдачи крови из вены. Это раньше костный мозг забирали под наркозом из задних подвздошных косточек. Сейчас все просто.

– Последний вопрос, который, я уверен, всех людей интересует больше всего. Когда появится и появится ли вообще универсальная таблетка от рака? И если она появится, на что это будет похоже? Это будет некий мощнейший иммуномодулятор?

Одной таблетки не будет. Но будет один подход. Количество смертей от рака будет сильно сокращаться
– Универсальной таблетки от рака не появится никогда. Потому что при всей общности онкологии все раки очень разные. Одних лейкозов существует больше ста разновидностей. Лечение рака будет сочетать в себе элементы воздействия на новые пути активации размножения клеток и на иммунную систему. Общий принцип лечения будет таким – затормозить развитие плохих клеток, по возможности убить их и поставить под иммунный контроль оставшиеся. Раньше считалось, что это возможно, потом считалось, что это совершенно невозможно, потому что опухоли выключают иммунитет. А сейчас появились препараты, которые процесс активного выключения иммунитета блокируют. И это на самом деле революционное открытие. Так что одной таблетки не будет. Но будет один подход. Количество смертей от рака будет сильно сокращаться.

– Мы с вами доживем до этого времени?

– Да! Вы доживете точно!
http://www.svoboda.org/content/article/27173548.html

Отредактированно Anna (2015-08-06 17:46:45)

Неактивен

 

#114 2015-08-14 12:36:23

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Минздрав советует не искать причин всплеска смертности
Демографические провалы первого полугодия предлагается обсудить через год
    Поручение Владимира Путина найти причины роста смертности в начале 2015 года поставили правительство в щекотливое положение. Брать на себя ответственность за всплеск смертности не хочет никто. Поэтому Минздрав предложил вообще не искать виноватых – дескать, помесячная статистика смертности недостоверна, и лучше подождать годовых данных, которые появятся ближе к середине 2016 года. Хотя доклад о всплеске смертности президент потребовал представить ему еще в конце июля.

Минздрав распространил вчера справку, как надо интерпретировать статистику смертности в России. Из этой справки получается, что оперативные статистические сводки Росстата не имеют никакого отношения к реальному положению дел.
Ведомство Вероники Скворцовой сообщает: «Надежный анализ и диагностика изменений общественного здоровья могут основываться только на окончательных годовых данных смертности, составляющих часть годового отчета Росстата».

«Таблицы смертности, ожидаемой продолжительности жизни и другие характеристики годовой смертности по текущему году могут быть получены лишь в августе следующего года», – говорится в справке.

«Помесячный анализ не в полной мере отражает реальность», – добавляют в ведомстве. Краткосрочные показатели, как правило, искажены из-за сезонных факторов и особенностей бюрократического учета. Статистика зависит даже от режима работы медицинских организаций в праздничные дни. Минздрав поясняет: «По данным субъектов РФ, в июне 2015 года до 15% от общего числа зарегистрированных актов записей о смерти было оформлено на основании медицинских свидетельств о смерти, выписанных до 1 июня 2015 года».

Резкий всплеск эпидемий, природные аномалии, чрезвычайные происшествия – все это тоже приводит к скачкам показателей смертности. Но по итогам года обычно такие всплески выравниваются. Кстати, именно эпидемией гриппа и некачественной вакциной, распространенной Всемирной организацией здравоохранения, Минздрав сейчас объясняет повышенную смертность в период с декабря 2014 года по апрель 2015-го.
Призыв ведомства подождать с выводами можно расценивать как попытку ввести своего рода мораторий на обсуждение причин резко выросшей в первой половине этого года смертности, а также в целом последствий реформы здравоохранения. Ведь у населения вполне могут появиться подозрения, что всему виной – новый подход к ряду болезней, когда граждан не госпитализируют, а оставляют для домашнего лечения. Например, о таком рискованном подходе к лечению воспаления легких ранее заявляли эксперты (см. «НГ» от 15.05.15). Но теперь у чиновников появился удобный способ снять с себя ответственность за недостатки реформы: надо просто сослаться на искажения статистики.

То, что Минздрав ищет оправдания, неудивительно. В конце мая премьер Дмитрий Медведев отчитался о промежуточных итогах деятельности правительства. Главным достижением он назвал улучшение демографических показателей: «За эти три года мы вышли на траекторию естественного прироста».

Такие заявления были сделаны одновременно с появившимися сводками Росстата, из которых следовало: население РФ сократилось, по итогам квартала естественная убыль составила 52,5 тыс. человек. Естественный прирост за 2013–2014 годы был 57 тыс. человек (см. «НГ» от 25.05.15).
По итогам первого полугодия 2015-го естественная убыль в России составила уже 61,3 тыс. человек. Для сравнения: в первом полугодии 2014-го естественная убыль была 28,6 тыс. человек. В первом полугодии 2013-го – 56 тыс. человек.

Ухудшения показателей смертности отчасти связаны с изменениями возрастной структуры населения, объясняет Минздрав: «В силу положительных демографических изменений, приведших к увеличению продолжительности жизни, количество граждан в старших возрастных группах увеличилось с 20,5% в 2006 году до 23,5% в 2014-м. Это увеличило и общее количество умерших. Хотя смертность среди лиц старшего трудоспособного возраста снизилась, увеличение их числа определило тенденцию к росту общей смертности в стране».

Любопытно, что если следовать логике Минздрава, то теперь можно опровергать выводы не только о провалах правительственных реформ, но и об успехах. Так, в конце июля Минтруд, опираясь на данные Росстата, сообщил: «В июне впервые с начала 2015 года зафиксирован естественный прирост, который составил 4,5 тыс. человек». В министерстве добавили: «В июне родились 165,8 тыс. детей. Это самый высокий показатель с начала 2015 года, и он на 11 тыс. человек, или на 7,1%, больше, чем в июне 2014 года».

Как утверждал министр труда Максим Топилин, рост числа родившихся обусловлен в том числе реализацией демографических мер, среди которых материнский капитал. Но, возможно, Минтруд поторопился с оптимистичным отчетом, взяв за основу июньские данные?

Впрочем, в самом Минздраве версию о стремлении ввести мораторий на неудобную тему опровергают. «Министерство не просто не считает, что необходимо вводить какой-то мораторий на обсуждение, но само активно инициирует такое обсуждение в экспертном сообществе», – сказал «НГ» директор департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава Олег Салагай. Результатом таких обсуждений как раз стала представленная ведомством справка.

Олег Салагай признает, что «помесячные данные также являются источником информации». Но все же более надежные данные по демографическим показателям формируются по итогам года, подчеркивает он.

Итак, выходит, статистику безработицы, производства, строительства, торговли и услуг можно анализировать ежемесячно. А статистику, касающуюся интересов Минздрава, – только по истечении года и более.

Хотя некоторые эксперты замечают, что и годовых данных не всегда достаточно. «Еще более показательны данные за 3–5–10 лет», – говорит аналитик QB Finance Маргарита Горшенева. Аналитик «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский замечает, что, «показывая данные неполностью, статистику можно использовать как инструмент для давления на ведомства или на политические и социальные группы». Так что действительно для оценки ситуации нужно смотреть на данные и за месяц, и за квартал, и за год.
http://www.ng.ru/economics/2015-08-14/4_minzdrav.html

Неактивен

 

#115 2015-08-19 13:00:39

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

«Выудили три позиции и назвали это критериями»
Минюст зарегистрировал приказ Министерства здравоохранения № 422ан «Об утверждении критериев оценки качества медицинской помощи». С 24 августа этот документ станет обязательным при проведении экспертизы оказания медпомощи во всех лечебных учреждениях страны. В критерии качества вошли общепризнанные правила медицины, требования к некоторым срокам оказания медпомощи и к ведению медицинской документации.
Единая модель
«Критерии» разработаны в соответствии со ст. 64 «Экспертиза качества медицинской помощи» федерального закона №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». И, как сказано в законе, «формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи». Документ содержит перечень этих заболеваний и состояний (в том числе новообразования, болезни эндокринной системы, нервной системы, крови, кроветворных органов, органов дыхания, беременность, роды и др.).

Сами критерии разделены на две группы: применяемые при оказании медпомощи в амбулаторных условиях, а также в стационарных условиях и условиях дневного стационара. Во всех случаях первым критерием значится ведение медицинской документации, заполнение всех разделов амбулаторной или стационарной карты, наличие информированного согласия на медицинское вмешательство.

Кроме того, критериями качества являются первичный осмотр пациента и сроки оказания медицинской помощи, установление предварительного диагноза, формирование плана обследования пациента, установление диагноза в течение 10 дней с момента обращения в поликлинику или 72 часов с момента поступления в стационар. А также назначение и выписывание лекарств; отсутствие прогнозируемых осложнений, связанных с проводимой терапией; отсутствие внутрибольничной инфекции; проведение экспертизы временной нетрудоспособности и т.д.

Экспертизу качества медпомощи в России проводят фонды ОМС и страховые компании, Росздравнадзор, территориальные органы здравоохранения. И все они до сих пор использовали при этом свои подходы и собственные ведомственные и региональные документы. Теперь появляется единая модель на основе федеральных критериев. Кроме того, вышел подготовленный Росздравнадзором приказ об аттестации экспертов. По словам руководителя ведомства Михаила Мурашко, это «позволит сформировать их реестр по различным клиническим специальностям и привлекать их к проведению контрольно-надзорных мероприятий».

«Оштрафуют за все»
По мнению экспертов, расценивать качество медпомощи по предложенным Минздравом критериям будет непросто. Хотя окончательный вариант приказа все же лучше проекта, выставленного на обсуждение в конце прошлого года.

«Критерии» представляют собой, если кратко – общепризнанные правила медицины, требования к некоторым срокам оказания медицинской помощи и требования по надлежащему ведению медицинской документации, говорит руководитель Омского регионального отделения «Ассоциация медицинских юристов», управляющий ООО «Центр медицинского права» Алексей Панов. «Плюс этого приказа заключается в том, что наконец-то появился хоть какой-то эталон, от которого можно отталкиваться, – объяснил Панов «МедНовостям». – Однако, пока что он представляет из себя определенную «кашу». В законе под качеством медпомощи понимается ее своевременное оказание, правильность выбора методов лечения и степень достижения запланированного результата. И в окончательном варианте приказа, в отличие от его первоначального проекта, появилось понятие результата. Но по-прежнему нет общепонятных и структурированных критериев своевременности и правильности лечения».

При этом документ вобрал в себя все давно существующие каноны медицины и сложившиеся правила оказания медпомощи, говорит эксперт. Так, пункт (б) «Критериев» включает «первичный осмотр пациента и сроки оказания медпомощи», пункт «в» – установление первичного диагноза, пункт «д» – формирование плана лечения с включением в него перечня лекарственных препаратов. «Законодательное оформление этих канонов, несомненно, нужно, как некий эталон, применяемый в рамках судебного процесса, при спорах со страховыми компаниями, – считает Панов. – Но как «Критерии» будут применяться медорганизациями и контрольными органами, пока не понятно. В самом приказе идет отсылка на являющиеся одной из основ критериев оценки качества клинические рекомендации, но где их брать? Если зайти на сайт Минздрава и воспользоваться поисковой системой, то возможно найти лишь 7 документов, содержащих словосочетание «клинические рекомендации», из которых только один имеет к ним отношение».

При этом, по словам президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексея Старченко, сам документ далеко не полный: критериев значительно больше, и они могут быть гораздо разнообразнее. «Приказ содержит небольшой набор манипуляций, с помощью которых можно поставить диагноз и узкий перечень мероприятий, обеспечивающих некую преемственностьв оказании помощи, – говорит Старченко. – Причем, собраны они мозаично. Взяли, например, порядок оказания акушерско-гинекологической помощи, выудили из него три позиции и назвали это критериями. При этом медики, конечно, должны строго соблюдать порядки, стандарты и клинические протоколы. И проверяющие их структуры сегодня применяют более широкие критерии. Просто чиновники посчитали, что то, что они выбрали – наиболее важно, и включили в документ. Бюрократ он так работает – нахватал отовсюду и создал видимость разработки документа».

«Критерии» должны быть всеобъемлющим документом, причем постоянно обновляющимся: при появлении нового порядка, уточняющего старый, это должно отражаться в документе. По словам Старченко, на сайте Национальной медицинской палаты размещен альтернативный минздравовскому документ, разработанный экспертами. Он называется «Карта дефектов» и задуман, как пособие для медицинских работников и экспертов по дефектам оказания медпомощи.

«Чтобы проверяемый врач не оказался в униженном положении, ему надо дать документ, описывающий все то, за что его могут наказать. А сейчас  у него может создаться впечатление, что кроме перечисленных критериев качества, все остальное  – второстепенно. И это главный недостаток документа – создается иллюзия того, что надо соблюдать только то, о чем в нем сказано, за это оштрафуют, а за остальное не должны. Это не так. Оштрафуют за все. «Карта дефектов» – более глубокий документ, в котором детально проанализированы порядки и стандарты. Мы рекомендовали его Минздраву, но там посчитали, что так много критериев не нужно».

«Писать, писать и еще раз писать»
При этом «Критерии» де-юре закрепляют сложившуюся де-факто практику оценивать работу медиков не по достигнутому результату, а по качеству заполнения описывающей процесс лечения документации, отмечают эксперты.

По закону, медорганизация обязана вести документацию, и она об этом знает, в квалификационных требованиях к врачу также установлена такая обязанность, совершенно незачем дублировать это в «Критериях», считает Панов. «Но самое главное, какое отношение ведение меддокументации имеет к качеству медпомощи, –  отмечает он. – В медкарте может быть все изложено идеально, а по факту пациент не получит никакого облегчения от лечения. И наоборот, врач может действовать полностью правильно в интересах пациента, но недостаточно скрупулезно оформлять документацию. Получается, что медпомощь оказана некачественно, и на основе амбулаторной карты, в которой врач что-то не дописал, можно будет обращаться в суд за компенсацией за некачественно оказанную медпомощь (с 2012 года на систему ОМС распространяется закон о защите прав потребителей, есть такое постановление Верховного суда). Поэтому главным становится – писать, писать и еще раз писать».

И уж совсем абсурдным, с точки зрения юриста, является определение качества документации, в том числе, наличием «Информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. «Этот документ – информация о том, что будет, если заболевание не лечить, что будет, если лечить, и какие есть возможные риски, если использовать заданную медицинскую технологию, – напоминает Панов. – Он действительно должен быть оформлен медорганизацией, но зачем это еще записывать в критерии качества? Информация и качество это совершенно разные категории. А тут выходит, что если пациенту дали подписать какие-то общие фразы на все случаи вмешательств, содержание которых может даже не отвечать его патологии, то пролечили его качественно».
http://medportal.ru/mednovosti/news/201 … 7criteria/

Неактивен

 

#116 2015-08-19 13:46:13

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

очередная болтология с целью оставить без изменения схему продвижения медицинских денег. любой бардак вне логики хорош лишь бы страховщики могли штрафовать в свою пользу.

Неактивен

 

#117 2015-08-20 16:30:47

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Здоровье в пыли
В российских больницах простаивает дорогое медицинское оборудование
На днях в редакцию «НИ» обратились активисты гражданского движения «Онкоактивность», которые заявили о проблеме простоя медицинского оборудования для лечения онкологических заболеваний в больницах страны. Однако, как выяснили «НИ», эта проблема актуальна не только для страдающих раком людей – дорогие аппараты и приборы различного назначения нередко пылятся на складах, хотя экстренно необходимы пациентам.

В июле управление Росздравнадзора Калининградской области во время проверок обнаружило простой дорогого медоборудования в больницах региона. Результаты проведенного контроля ведомство предоставило «НИ» в ответ на редакционный запрос. Так, в детской областной больнице в результате выхода из строя градиентного усилителя пять месяцев не работает магнитно-резонансный томограф стоимостью 85 млн. рублей. Его поставили в учреждение в 2012 году в рамках региональной программы модернизации здравоохранения. В инфекционной больнице длительное время простаивает ультразвуковая диагностическая система Aixplorer, которой нужен дорогостоящий ремонт. «Имеются случаи, когда оборудование не используется ввиду отсутствия подготовленных помещений, нехватки квалифицированного персонала», – сообщила «НИ» руководитель территориального управления Росздравнадзора Алла Великая. По ее словам, при выявлении подобных случаев ведомство составляет предписания об устранении нарушений и направляет информацию о них в региональные Минздрав и прокуратуру.

К сожалению, проблема простоя дорогостоящего медицинского оборудования, поставленного по процедуре госзакупок и в рамках различных программ по модернизации здравоохранения, сегодня остается актуальной не только в Калининградской области, но и по всей России. Региональные органы прокуратуры и Росздравнадзора постоянно сообщают о новых выявленных нарушениях.

В Крыму в июле стали известны результаты прокурорских проверок, касающихся реализации Программы модернизации здравоохранения республики на 2014–2015 годы в части использования медицинского оборудования при оказании помощи пациентам. Были выявлены многочисленные факты его простоя. Так, более трех месяцев не эксплуатируются аппараты вентиляции легких в Симферопольской городской клинической больнице №7. Очередь на томографическое обследование в Крымском республиканском онкологическом диспансере им. В.М. Ефетова расписана до конца года.

В июне о той же проблеме сообщила прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры. «К примеру, в Октябрьской районной больнице на протяжении более пяти месяцев не введен в эксплуатацию компьютерный томограф в связи с отсутствием специально оборудованного помещения. Факты длительного простоя дорогостоящего медицинского оборудования также выявлены в Лангепасской, Мегионской, Радужнинской и Югорской городских больницах», – сказано в сообщении ведомства.

«В нейрохирургическом отделении городской больницы №3 Ижевска без работы находится эндоскопическая стойка. О причинах сложно судить, но, наверное, это связано с тем, что врачи не обучены на ней работать», – рассказал «НИ» сотрудник данной больницы на условиях анонимности. Ему, кстати, не понятна даже цель покупки этого аппарата, который позволяет совершать набор эндоскопических операций на грудном отделе позвоночника. «Достаточно редкая патология. И набор не весь куплен. Не хватает шлангов для подачи воды (мелочи, но без них не очень удобно). Да и никто не заинтересован в таких операциях. В зарплате разницы нет: располосовать полспины или через мелкие проколы все сделать», – рассказал собеседник «НИ».

Прокуратура Забайкальского края в феврале выявила факт простоя медицинского оборудования стоимостью 98 млн. рублей. Нарушения обнаружены в «Ожоговом и кардиологическом центре», строить который начали в 2004 году, а в эксплуатацию не ввели до сих пор. В 2012–2013 годах на объект приобрели 10 единиц медтехники, в том числе компьютерный томограф и рентген-диагностический комплект. Оборудование было смонтировано, однако простаивало из-за неработающего здания. Позже аппараты перевели на время в городскую больницу №1.


shadow Признают проблему и федеральные органы здравоохранения. Правда, они чаще говорят о низкой эффективности использования медоборудования. «Наши проверки по регионам показали, что в среднем КТ, МРТ-аппараты, ангиографы работают с загрузкой от двух до пяти-семи пациентов в день, притом что их загрузка по всем международным критериям должна быть минимум в четыре-пять раз выше», – сообщила в июне глава Минздрава РФ Вероника Скворцова. А в июле Росздравнадзор заявил, что медтехника, на покупку которой в 2006–2012 годах государство потратило более 400 млрд. рублей в рамках нацпроекта «Здоровье» и реформы обязательного медицинского страхования (2010–2012 годы), используется в больницах недостаточно эффективно. Тогда Вероника Скворцова назвала несколько причин, в том числе несовершенную логистику направления пациентов на исследования и нехватку квалифицированного персонала.

Кстати, проблема не исчезает из года в год. Сообщала о ситуации в первом полугодии 2014 года Генеральная прокуратура РФ: «Некоторые медицинские учреждения по-прежнему неэффективно используют дорогостоящее медицинское оборудование, допуская его простой и несвоевременный ввод в эксплуатацию. Это происходит в том числе из-за отсутствия у медицинского персонала необходимых навыков и несвоевременного ремонта оборудования (республики Карелия, Саха (Якутия), Чувашская Республика, Забайкальский, Красноярский, Приморский края, Амурская, Архангельская, Вологодская, Магаданская, Мурманская, Нижегородская, Оренбургская, Псковская, Сахалинская, Ульяновская области и др.)». Вдобавок к этому в 2014 году в стране была завершена Государственная онкологическая программа, на которую было потрачено 47 млрд. рублей. Большая часть этих средств ушла на закупку передового медицинского оборудования. Но на сегодня, как рассказали «НИ» активисты общества «Онкоактивность», в некоторых больницах оно простаивает. «Оборудование, полученное в рамках Федеральной программы, используется на 15–20% от своих мощностей»,?– уже заявлял главный онколог России Михаил Давыдов.

«Проблема простоя медицинского оборудования – известная и, к сожалению, довольно распространенная», – сказал «НИ» Константин Генин – директор ЗАО «МСМ-Медимпэкс», поставляющего медоборудование в больницы. Один из недавних примеров, по его словам, это Забайкальский краевой онкологический диспансер. «Оборудование было поставлено в установленный срок, в конце 2013 года. Однако весь 2014 год диспансер по различным причинам не был готов начать его использовать – делали ремонты в помещениях под его установку, получали государственную лицензию, разрешение на эксплуатацию. В результате – начали использовать только в 2015 году. Удивительно, что поставщик (связанный жесткими контрактными сроками) привозит оборудование за два-три месяца, и только после этого диспансер больше года занимается тем, чем нужно было заниматься заблаговременно (или как минимум – гораздо оперативнее). Почему это происходит – наверное, лучше поинтересоваться у руководителей подобных медучреждений и региональных органов здравоохранения», – рассказал директор «МСМ-Медимпэкс».

Причин простоя оборудования бывает много, заявила «НИ» директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. Первая, по ее словам, связана с тем, что при закупке дорогостоящего аппарата не предусматривается бюджет на его расходные материалы и необходимые запчасти. «Они должны финансироваться из тарифов ОМС, но только в случае их цены до 100 тыс. рублей. Таким образом, система обеспечения всего жизненного цикла оборудования остается непродуманной», – объяснила эксперт. Вторая причина, по ее мнению, связана с нехваткой специалистов: «Либо врач был, но уволился, либо его не успели подготовить. Все специалисты лучевой диагностики у нас в большом дефиците». Третья касается специальных условий для установки оборудования, деньги на которое тоже часто заранее не предусмотрены. Четвертая – нет денег на ремонт. Пятая – закуплено несовместимое оборудование.

«Надо уходить от системы госзакупок и начинать покупать услугу по использованию оборудования у производителя. Тогда тот сам будет ремонтировать, закупать расходные материалы и так далее. Я видела уже подобные прецеденты, когда поставщик предоставляет полностью оборудованную операционную, в которой работают врачи», – рассказала г-жа Попович. Она заметила, что оборудование часто морально устаревает за 2–3 года, и в идеале нужно уже покупать новое. Получается, что аппаратов для лечения и так не хватает, а их еще и не используют годами.
http://www.newizv.ru/society/2015-08-20 … -pyli.html

Отредактированно Anna (2015-08-20 16:31:00)

Неактивен

 

#118 2015-08-20 21:40:13

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Anna написал:

Причин простоя оборудования бывает много, заявила «НИ» директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович.

главная причина, госпожа Попович, в тезисе: "мы вам купим наверху, так как где сделка - там и откат". вот и покупается что попало и как попало, вызывая недоумение в больницах и поликлиниках. Так что оборудование или услугу будут покупать допущенные к бюджету чиновники - без разницы.

Неактивен

 

#119 2015-08-22 11:40:37

Галина Паперная
Member
Зарегистрирован: 2015-06-24
Сообщений: 106
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Минздравом России разработан проект приказа, которым утверждается  порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Ранее действовавший приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. № 194н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» будет признан утратившим силу.

Согласно новому документу под вредом, причиненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической целости и физиологической функции организма человека в результате воздействия одного или нескольких внешних повреждающих факторов (физических, химических, биологических, психических) либо в результате неоказания помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, либо вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Степень тяжести вреда, причинённого здоровью человека, определяется врачом-судебно-медицинским экспертом. Эксперт должен проводить исследования объективно, на строго научной и практической основе. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. При необходимости к экспертизе привлекаются врачи других специальностей.

Согласно проекту порядка вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести (тяжкий вред, средней тяжести вред и легкий вред) на основании квалифицирующих признаков тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Квалифицирующими признаками являются: в отношении тяжкого вреда, причиненного здоровью человека - вред здоровью, опасный для жизни, потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, неизгладимое обезображивание лица, значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть, полная утрата профессиональной трудоспособности; в отношении средней тяжести вреда, причиненного здоровью человека - длительное расстройство здоровья,  значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть; в отношении легкого вреда, причиненного здоровью человека - кратковременное расстройство здоровья, незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

Медицинской характеристикой указанных квалифицирующих признаков, которые используются при проведении судебно-медицинской экспертизы с целью определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, являются медицинские критерии, которые также содержатся в проекте документа.

Наряду с этим проектом приказа утверждается таблица процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате вреда, причиненного здоровью человека.

В настоящее время проект приказа размещен в сети Интернет для общественного обсуждения.

Ссылка на проект:  http://regulation.gov.ru/projects#npa=39209

Неактивен

 

#120 2015-08-25 12:49:43

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

"С обезболиванием проблема, считайте, решена"
Говорит первый зампред комитета Госдумы по охране здоровья от "Единой России" академик РАМН Николай Герасименко
Законодательно вопрос доступа больных к медицинским наркотикам уже урегулирован, все сделано для того, чтобы Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) перестала "кошмарить" лечебные учреждения,— в этом корреспондента "Власти" Максима Иванова убеждал первый зампред комитета Госдумы по охране здоровья от "Единой России" академик РАМН Николай Герасименко.

С июля закон "О наркотических средствах..." начал действовать в новой редакции. Уже есть представление о том, как закон исполняется? Существует мнение, что поправки на деле еще не работают.

Поправка действует как никогда. Часть норм — прямого действия: с 1 июля рецепты должны выписываться не на 5, а на 15 дней уже сразу, без дополнительных инструкций. С 1 июля не нужно сдавать, как было до этого, вторичную упаковку от обезболивающих. У нас ликвидированы комиссии по выдаче препаратов — раньше туда входили участковый врач, врач-онколог и заведующий поликлиникой, то есть три подписи надо было. Сейчас достаточно того, что выписал врач. Процедура упрощена.

Речь идет о том, насколько установки доведены до медицинских организаций на местах.

Доведены. Закон вступил в силу 1 июля. До этого, поскольку инициатором были я и "Единая Россия", у нас регулярно проходили совещания во главе с вице-спикером Госдумы Андреем Исаевым с приглашением Минздрава, ФСКН, представителей паллиативной медицины, онкологов. Я, как руководитель партийного проекта "Медицина — качество жизни", дважды проводил селектор с отделениями во всех регионах — на него также приглашали представителей органов здравоохранения и ФСКН. Даны установки, чтобы они провели совместное совещание, чтобы ФСКН перестала "кошмарить" лечебные учреждения в поисках наркотиков.

Вопрос о законодательном разграничении полномочий ФСКН и медицинских ведомств в этой сфере не поднимался?

В законе расставлены приоритеты. И если раньше в приоритете был розыск незаконных препаратов, то сейчас — обеспечение своевременного обезболивания нуждающихся. Менять ничего не надо, просто ФСКН в свое время взяла на себя чересчур большие полномочия. Более того, теперь существует приказ руководителя ФСКН Виктора Иванова о запрете безосновательных проверок, если они проводятся за рамками следственных действий. У нас сейчас врачи как думают: лучше я не сделаю, чтобы чего не вышло. Нужно, чтобы врачи, у которых это сидит в головах, выписывали обезболивающие преимущественно неампулированные. Уже есть установки на закупку не только ампулированных средств, но и средств, которые не менее эффективны: в виде пластырей, драже, сиропов.

Почему возникают сложности с использованием таких средств?

У нас ими не пользуется половина регионов. Врачи плохо знают о таких средствах и не выписывают их.

Изменения затрагивают только амбулаторное звено, но не затрагивают стационары. А в больницах по-прежнему большие проблемы с хранением обезболивающих. Почему приоритеты расставлены таким образом?

В случае с выбором порядка лечения роль играет не обезболивание, а общее состояние больного. Когда требуется общее лечение в стационаре, обезболивание вторично. Остаются сложности с хранением наркотических средств, но они связаны с выдачей соответствующих лицензий, для которых сейчас, например, требуется тревожная кнопка для вызова милиции. Здесь необходимо упрощение процедур. В случае с отдаленными селами мы разрешили обеспечивать фармацевтическим обезболивающим даже те места, где есть только государственные аптечные пункты. В октябре снова буду проводить селектор — будет обобщена информация о том, как проведена работа.

На ваш взгляд, что еще нужно законодательно предпринять, чтобы сделать обезболивание в России более доступным?

Законодательно сделано более чем достаточно. Проведена серьезная либерализация в выписке рецептов и получении обезболивающих. Главное — исполнение закона. Если ситуация не изменилась, то это зависит от руководства на местах. Дело в том, что проблема онкологических больных не только в обезболивании. У нас приклеивается ярлык, что если человек кончает жизнь самоубийством, то это только из-за нехватки обезболивания. Но это причина не более чем в 20-30% случаев. Во время болезни идут уже другие изменения, психологические: потеря интереса к жизни, тяготы с родственниками. Мы говорим о необходимости обучения онкологов и психологической поддержки таких людей. Сейчас мы запустили дополнительный партийный подпроект "Уроки заботы" по оказанию содействия тем, кто живет одиноко, кому нужен уход. Но с обезболиванием проблема, считайте, решена.

Еще весной президент в поручениях по итогам прямой линии предписал подготовить поправки по упрощению оказания паллиативной помощи по месту фактического проживания, а не регистрации. Что сейчас сделано в этом направлении?

У нас этой информации нет, надо спрашивать у правительства, которому давалось поручение. У нас на эту тему контактов не было.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/Doc/2791300

Неактивен

 

#121 2015-08-30 20:46:01

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Сделано более чем достаточно. Если ситуация не изменилась - я не виноват: перегибы на местах. Герасименко в Думе лет 15 - не меньше. Наконец - после серии самоубийств - и его пробило. Сделал более, чем досаточно. Слезы умиления

Неактивен

 

#122 2015-09-02 15:25:11

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

ВЦИОМ: 2/3 россиян недовольны лечением в госклиниках
Большинство россиян недовольны работой государственных поликлиник и больниц. Прежде всего, они жалуются на низкое качество медицинской помощи и непрофессионализм врачей.

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опросил 1600 человек, чтобы выяснить, как россияне оценивают состояние системы здравоохранения, доступность и качество медицинских услуг. Несмотря на то, что в случае болезни большинство россиян (60%) обращаются в государственные клиники (за 10 лет их число выросло на 8%), работу медучреждений они оценивают, скорее, негативно. Две трети опрошенных (65%) оценивают качество медицинских услуг, предоставляемых в государственных больницах и поликлиниках, в целом как низкое - чаще об этом говорят люди с высоким достатком, нежели малоимущие. Те, кто не хочет идти в бесплатные поликлиники и больницы, объясняет это в основном большими очередями (16%), несерьезными болезнями и отсутствием необходимости оформлять больничный (16%), некомпетентностью медперсонала (10%), невозможностью записаться на прием (8%), нехваткой времени (6%), равнодушием и халатностью врачей (6%), недоверием к врачам (5%), плохим отношением к пациентам и низким уровнем обслуживания (5%), невозможностью найти нужного специалиста (4%). Некоторые (5%), делая выбор между частной и государственной медициной, предпочитают частную, потому что «все равно придется платить».

Самыми актуальными проблемами российского здравоохранения, называют низкое качество медицинских услуг (50%) и недостаточный уровень профессиональной подготовки врачей (49%). Реже всего участники опроса жалуются на неэффективную работу страховых компаний, участвующих в системе ОМС (9%).

Социологи узнали также и об отношении россиян к последним преобразованиям в здравоохранении, попросив их выбрать утверждение, с которым они наиболее согласны.
Так, 38% опрошенных «скорее согласны» с тем, что электронная очередь ускорила доступ пациентов к узким специалистам, 32% - думают, что замедлила, а 30% - вообще затруднились ответить. С тем, что за последние два года улучшилась работа службы скорой помощи, согласны 36%, почти каждый четвертый (26%) - думает, что она «скорее ухудшилась», а 38% не смогли ответить. Половина опрошенных говорят, что сокращение и укрупнение больниц усложнило доступ к узким специалистам, и только каждый пятый (21%) думает наоборот. Также 39% респондентов сказали, что так называемая оптимизация медицинских учреждений усложнила доступ к медпомощи в стационаре, 19% считают, что попасть в больницу стало проще, а 42% воздержались.

С утверждением о том, что положенные по ОМС бесплатные услуги часто оказываются в клиниках платно, мнения респондентов разделились поровну — по 45% согласных и несогласных.
К услугам платной медицины обращаются 8% россиян — 10 лет назад таких было на 2% меньше. Уменьшилось и число тех, кто пытается лечиться сам — с 37% (в 2006 году) до 25%. При этом 4%, когда заболевают, вообще ничего не делают, пуская все на самотек, а 1% призывают на помощь целителей и нетрадиционную медицину.
© Доктор Питер

Отредактированно Anna (2015-09-02 15:25:39)

Неактивен

 

#123 2015-09-02 17:29:15

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

а как же недавний доклад скворцовой президенту о том что соцопросы свидетельствуют о тотальной удовлетворенности. Кто-то врет. Или скворцова или россияне.

Неактивен

 

#124 2015-09-02 20:38:51

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

дмитрий борисович, как у Вас "язык повернулся" поставить на одну доску, высадить, так сказать, на одно поле Веронику Игоревну и каких-то россиян?

Неактивен

 

#125 2015-09-03 12:19:56

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2015

Эдуард Гаврилов: Отчет Минздрава о росте удовлетворенности медпомощью в России – это попытка «покрасить траву»

Эксперты Фонда независимого мониторинга «Здоровье» во главе с членом ОП РФ проанализировали публичную часть отчета главы Минздрава о ситуации в здравоохранении.
Эдуард Гаврилов: Отчет Минздрава о росте удовлетворенности медпомощью в России – это попытка «покрасить траву»
Первый заместитель председателя Комиссии по охране здоровья, физической культуре и популяризации здорового образа жизни Эдуард Гаврилов пришел к выводу, что в отсутствие достижений соцопросы становятся для министерства привычным инструментом искажения реальной картины с оказанием медпомощи населению, качество и доступность которой значительно снизились за последние два года.

Накануне министр здравоохранения Вероника Скворцова на встрече с главой государства отчиталась о результатах социальных опросов населения. Согласно одному из них, охватившему 90 тысяч человек, удовлетворенность населения медпомощью составляет 40,5%, что выше на 5%, чем в 2012 году. По словам главы Минздрава, удовлетворённость оказалась выше при всех видах медицинской помощи, но «особенно значимо для помощи, которая оказывается участковыми врачами и «скорой помощью».

«Когда данные Росстата свидетельствуют о росте смертности населения в результате сокращения медицинской инфраструктуры, Минздрав решает призвать на помощь социологические опросы, заказчиком которых сам же и выступает, подчеркну, на бюджетные средства. Я же предлагаю посмотреть на официальную статистику», — говорит член ОП РФ Эдуард Гаврилов.

По последним данным Росстата, в январе-июле 2015 года рост смертности составил 1,5%, достигнув показателя 13,5 на тысячу населения. По итогам аналогичного периода 2014 года этот показатель составлял 13,3. При этом рождаемость из расчета на тысячу населения за семь месяцев 2015 года снизилась на 0,8%. В итоге естественная убыль населения составила 35,2 тысячи человек. В прошлом году число посещений поликлиник россиянами сократилось на 7,7 млн., при этом население нашей страны увеличилось на 0,4 млн. человек. Объемы госпитализации сократились среди жителей села на 4,2%. Число вызовов скорой медицинской помощи снизилось на 760 тысяч.

«Растет смертность от инфекционных заболеваний, новообразований, в том числе злокачественных, органов дыхания, органов пищеварения, прочих причин. Люди жалуются, что не могут попасть вовремя к врачу, на обследования, лечь в больницу. В прошлом году рост показателя смертности сопровождался одновременным ростом числа умерших в стационаре больных (более, чем на 15 тыс. человек) и увеличением внутрибольничной летальности (на 2,6%) на фоне снижения уровня госпитализации больных в стационары», — говорит Гаврилов.

«Вот об этом нужно честно и открыто говорить, делая доклады перед руководством страны, а не пытаться „покрасить траву“ или, как говорят сами медики, навести „посмертный грим“ на разваливаемую систему», — считает он.

По словам общественника, нужно срочно пересматривать региональные соглашения об оптимизации здравоохранения, уходя от попыток бездумного сокращения коек и медперсонала. Этот и другие вопросы будут подниматься 6-7 сентября в Москве при участии президента России Владимира Путина на Форуме ОНФ по здравоохранению.

Читать подробнее на: http://fondzdorovie.ru/news/detail_main … z3kfJQndqQ

Неактивен

 

Board footer

[ Generated in 0.090 seconds, 9 queries executed ]