• Вы не зашли.

#126 2014-10-03 15:02:30

Александр А
Member
Зарегистрирован: 2014-09-02
Сообщений: 173
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Профессор Надежда Осипова: Я уволилась в знак протеста против политики здравоохранения
Мария Волгина | 02 октября 2014 г.
Врач-анестезиолог с 56-летним стажем Надежда Осипова уволилась из НИИ им. Герцена в знак протеста: политика государства в области медицины в целом и обезболивания в частности ведет к страданиям и гибели пациентов. Когда больные стреляются, а врачи увольняются, появляется надежда, что проблему хотя бы заметят.

Осипова Надежда Анатольевна – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, член президиума Российского общества по изучению боли, почетный член Федерации анестезиологов и реаниматологов РФ, член Международной ассоциации по изучению боли (IASP), член Европейской ассоциации анестезиологов (ESA).

Против медицины как «сферы экономической деятельности»
Надежда Осипова
Надежда Осипова
– Ваше решение об увольнении в знак протеста вряд ли было спонтанным?

– Оно было принято в связи с новой политикой в области здравоохранения в целом, а проблема недоступности полноценного обезболивания для большинства онкологических и других больных является одним из проявлений невнимания государства к насущным проблемам медицины.

Конечно, я испытывала на себе недовольство администрации моей деятельностью по отстаиванию прав пациентов на обезболивание, но не прекращала ее. Новая политика лишает врачей-профессионалов возможности работать так, как должно, исполняя свой долг. Врача ставят в жесткие условия.

Согласно новой политике в сфере здравоохранения, медицина – это «вид экономической деятельности», который звучит как «Здравоохранение и предоставление социальных услуг». Даже не медицинских, а социальных! Главная беда: приоритет – уже не пациент, а экономические аспекты работы учреждения. Отсюда и бесправное положение персонала; очень много достойных людей ушли, или были уволены, и их заменили удобной командой, которая теперь обеспечивает реализацию новой экономической политики.

– Это происходит именно в институте имени Герцена, или проблема шире?

– Это постепенно внедряется везде. В институте имени Герцена это происходит очень активно, а вообще-то достаточно посмотреть на сайте того же Минздрава, на сайте «Врачи России». Всюду очень много информации о недовольствах медицинских работников и ведущих представителей медицинских учреждений, которые бастуют, выходят на митинги, выдвигают свои требования. Идут резкие сокращения штатов, потому что надо выиграть какие-то бюджетные средства, чтобы продолжить существовать. Вероятно, сейчас такие жесткие дефициты в бюджете, что надо любым способом сокращать расходы, в том числе в здравоохранении – в такой отрасли, где нельзя сокращать.

Если здравоохранение уравнивают со сферой социальных услуг, значит, финансирование будет минимальным, и ни о какой высокотехнологичной медицине уже речь не пойдет (может быть, кроме отдельных центров). В целом по стране внедряемой политикой недовольны все. Закрываются целые отделения, закрываются или сливаются между собой больницы и научно-исследовательские медицинские учреждения, в результате происходит значительное сокращение штатов персонала разного ранга.

– Сейчас, когда вы уволились, вы планируете заниматься общественной деятельностью или отдыхать?

– Сейчас я занята больше, чем когда я работала. Хотя и раньше занималась отстаиванием прав пациентов. Прежде в России функционировал Постоянный комитет по контролю над наркотиками (ПККН), который отслеживал качество помощи онкологическим и другим больным, нуждающимся в наркотическом обезболивании, и, при необходимости, принимал необходимые меры. А теперь его ликвидировали, и решать проблемы, связанные с медицинским использованием наркотических и психотропных лекарственных препаратов, стало намного сложнее.

Сейчас у меня в день берут по несколько интервью. Есть приглашения на хорошие должности. Но: ушла – так ушла. Чувствую себя свободнее в своих действиях, не находясь ни на каких должностях. Продолжаю ощущать себя востребованной, много пишу, предстоят лекции для врачей по принципам диагностики и лечения острой и хронической боли с использованием наркотических и психотропных лекарственных средств, и я смогу поделиться с врачами мировым и собственным полувековым опытом, знаниями и достижениями в этой области.

Приняла непосредственное участие в создании программы подготовки специалистов по принципам диагностики и лечения болевых синдромов. Такая программа подготовлена нами совместно с представителями Российской Медицинской академии последипломного образования (РМАПО) врачей. Поэтому скучать не приходится. Свободного времени по-прежнему нет.

Дело Хориняк – знак несостоятельности системы
– На общем фоне преобразований в российской медицине с проблемой обезболивания, о которой вы будете читать лекции, тоже лучше не становится?

– Проблема нарушения права пациентов на полноценное обезболивание, а именно на лечение наркотическими и психотропными лекарственными препаратами при сильной боли, не решается годами. Я уже несколько лет вхожу в рабочую группу Минздрава по этой проблеме, но добиться реальных результатов очень трудно.

Такие ситуации, например, как преследование нашей коллеги, доктора Алевтины Петровны Хориняк, демонстрируют полную несостоятельность наркотической лекарственной помощи тяжелобольным людям и бесправие не только больных, но и врачей. Получается, что врач не имеет возможности лечить пациента так, как надо, если ему показаны контролируемые препараты.

На примере Алевтины Петровны мы можем проследить всю существующую систему мытарств онкологических больных с сильным хроническим болевым синдромом. Онкологический пациент, с которым она имела дело, сначала обращался за помощью в поликлинику по месту жительства за рецептом на рекомендованный ему онкологом «учетный» анальгетик трамадол, но так и не смог получить препарат для лечения. Поэтому он обратился к доктору А.П. Хориняк, работающей в другом учреждении, и она ему помогла – выписала этот препарат.

Это ведь даже не наркотик, а «препарат предметно-количественного учета», который устраняет боль от умеренной до сильной. Почему больному отказали в поликлинике по месту жительства? Причина известна всем медикам-профессионалам. Это существующая жесткая система санкций, включая уголовное наказание, за какие-либо упущения при назначении, выписывании рецептов или отпуске наркотически и психотропных средств. Алевтина Петровна Хориняк взяла на себя смелость помочь пациенту и выписала ему рецепт на препарат, в котором он действительно нуждался.

– Вы рассчитываете на то, что приговор по делу Алевтины Хориняк будет оправдательным, или опасаетесь, что безумие восторжествует?

– Рассчитывать с уверенностью нельзя, хотя врачебное сообщество делает все возможное, активно выступает в ее поддержку и против системы чрезмерных ограничений, мешающих врачам выполнять свои прямые обязанности. Я тоже участвую в этом обсуждении на сайте «Врачи России» и вижу реакцию врачей, некоторые из которых предлагают уже переходить к юридическим методам решения этой проблемы на уровне Конституционного суда РФ или даже Европейского Суда по правам человека.

Алевтина Хориняк
Алевтина Хориняк
Боль вычеркивает человека из жизни
– Пока одни протестуют против преследования Алевтины Хориняк, другие, перестраховки ради, назначают еще меньше наркотиков. Как сделать обезболивание доступным?

– Публикуются развернутые обращения, где жестко ставится эта проблема. Отсутствие помощи больным называют пытками. Как это иначе расценивать, если больному с тяжелой болью, который не может ни двинуться, ни встать, ни лечь, и нет у него никакой жизни, боль не облегчают? Резонанс у темы очень большой, но это со стороны профессионалов, врачей.

На фоне уже многолетней боязни, всё-таки находится всё больше врачей, которые протестуют. Раньше никто не протестовал, а просто не выписывали больным наркотики – и всё. Не все могут себе позволить открытый протест, почти у всех семьи, дети, и все боятся потерять свою работу. Тебя уволят или еще и осудят по уголовной статье. Осуждать людей за то, что они не борются, нельзя, но понимают ситуацию абсолютно все.

Что же касается руководящего состава – им, что называется, есть, что терять, и руководители медицинских учреждений и подразделений воздерживаются от активных действий, то есть фактически поддерживают систему строжайших ограничений по медицинскому применению наркотических и психотропных препаратов. Они опасаются за свои должности, которых могут лишиться, если что-то нарушат.

Поэтому, несмотря на большой резонанс из низов, на протесты пациентов и врачей, не получается решить эту проблему радикально. Руководители медицинских учреждений и Минздрав полностью следуют установкам Федеральной службы по контролю над наркотиками (ФСКН), отраженным в федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах».

– У ФСКН задача – жестко контролировать. Как увязать ее с задачей врачей – лечить?

– В законе «О наркотических средствах и психотропных веществах» присутствуют только стратегические задачи, направленные на пресечение нелегального оборота наркотических и психотропных средств и борьбу с наркоманией. За осуществление нелегального оборота этих средств предусмотрена уголовная ответственность, которая распространяется и на лиц, допускающих какие-либо отклонения от жестких предписаний Минздрава РФ при осуществлении легального оборота лекарственных наркотических и психотропных препаратов.

Согласно положениям документов всех международных организаций – ВОЗ, ООН, Международного комитета по контролю над наркотиками – политика в этой сфере должна быть сбалансированной, а именно: наряду с мерами по пресечению незаконного оборота этих средств в законе должна присутствовать система по обеспечению права пациентов на лечение лекарственными наркотическими и психотропными препаратами.

Нужен перечень основных наркотических и психотропных препаратов, которые необходимы для лечения больных, и вся система обеспечения ими. Должен быть расчет их адекватного количества для лечения больных в масштабах страны, и система должна обеспечивать доступность этих препаратов.

Если врач считает показанным для пациента лечение наркотическим или психотропным средством, то он с полным правом может выписать это лекарство, и никто его за это преследовать не должен, если по медицинским показаниям это назначено правильно.



– В США в 1999 году был случай, когда врача судили за недостаточное назначение обезболивающего, сочтя это жестоким обращением с пациентом.

– Правильно! Потому что в США и в странах Европы соблюдаются права пациентов. Если по интенсивности боль превышает ту, которую можно устранить при помощи препаратов, свободно продающихся в аптеках (типа ибупрофена, парацетамола и др.), значит, врач обязан назначить препарат следующей ступени. И на Западе он это делает. А у нас пациенты страдают без обезболивания неделями и месяцами. Постоянная боль вычеркивает человека из жизни. Он фиксирован только на этой боли, не может нормально жить, питаться, он совершенно разбалансирован, у него падает иммунитет, он быстрее умирает, в конце концов. Это действительно пытка. Привыкнуть к боли нельзя, терпеть сильную боль – вредно, допускать это – преступно.

– А врач может привыкнуть к невозможности помочь пациенту?

– К невозможности помочь пациенту с болевым синдромом врач привыкнуть не может, но он привык к тому, что поставлен в такие условия, что не имеет возможности это сделать. Согласно заявлению директора одного из департаментов Минздрава, нормативно-правовая база для доступного обезболивания наркотическими и психотропными лекарственными препаратов у нас существует, а случай самоубийства контр-адмирала В. Апанасенко скорее всего связан с его личностными особенностями.

Но случаи самоубийств страдающих от боли продолжаются, есть и случаи убийств страдающих от тяжелой боли онкологических больных (по их просьбе) их близкими родственниками (один из них сейчас в тюрьме — за эвтаназию). В Минздраве словно зомбированы Федеральным законом о наркотиках, и ревностно его выполняют.

– Дума сейчас рассматривает законопроект о продлении срока действия рецептов на обезболивающие. Это шаг к решению проблемы?

– 24 сентября 2014 г. Госдума приняла в первом чтении законопроект № 454266-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»», но главным в этом законопроекте являются не изменения в нормативных актах, а внесение в данный ФЗ положения о «приоритетности доступа к медицинской помощи больным, нуждающимся в обезболивании наркотическими и психотропными лекарственными средствами», которое фактически обяжет врачей и руководителей медицинских и аптечных учреждений оказывать эту помощь.

В настоящее время за не выписанный пациенту рецепт на необходимый ему контролируемый анальгетик или за отсутствие этого препарата в аптеке ответственности никто не несет, зато несут административную или даже уголовную ответственность за дефекты, допущенные при процедурах, связанных с назначением, отчетностью и др. действиях связанных с легальным оборотом этих препаратов (поэтому и не выписывают).

Лечение больного – это дело врача, и он должен иметь возможность лечить по законам медицины. Законодательное закрепление права пациента на лечение жизненно необходимыми наркотическими и психотропными лекарствами позволит радикально изменить ситуацию к лучшему.

Законопроект предлагает также продлить срок действия рецепта на наркотические обезболивающие препараты до тридцати дней, а также упростить порядок уничтожения использованных в медицинских целях наркотических и психотропных средств, в том числе исключить необходимость возврата использованных трансдермальных терапевтических систем (т.е. обезболивающих пластырей) родственниками пациентов. Это очень целесообразно, но будет иметь практическое значение только при условии присутствия в ФЗ выше указанного положения о праве пациентов на доступность лечения этими препаратами

– Законопроект прошел только первое чтение, но уже можно радоваться?

– Радоваться нужно осторожно. От момента, когда Общественная палата опубликовала свое решение по результатам заседания 4 марта этого года, о том, что такие меры необходимы, прошло больше полугода. Процедура принятия решений законодательной значимости действительно длительная. Теперь последует, вероятно, еще более длительный этап, т.к. ФСКН скорее всего будет сопротивляться внесению в закон такого положения, тем более что кроме этого в законе должна быть отражена вся система обеспечения наркотической лекарственной помощи нуждающимся пациентам.

– Получается, если человек корчится от боли, то, не нарушая закон, на сегодня сразу и без проволочек доктор может предложить только анальгин?

– То же самое, что в онкологии, происходит в хирургии у больных с острым болевым синдромом. Например, послеоперационную боль не лечат, как положено. После полостных операций во многих больницах используют анальгин с димедролом, потому что существует негласный запрет на использование «контролируемых» препаратов.



Хосписы: хватает на одну тысячную
– Паллиативное лечение как понятие появилось у нас в законодательстве совсем недавно. Как обстоит дело с обезболиванием инкурабельных пациентов?

– Когда я перешла в институт Герцена руководить отделением анестезиологии и реанимации, сразу обозначилась еще и проблема хронической боли у онкологических больных. Стало понятно,, что мне как анестезиологу-реаниматологу в федеральном институте придется этим заниматься, потому что фактически ничего нет: ни кадров, кроме единичных энтузиастов, ни системы, чтобы по стране была обеспечена такая помощь. Поэтому пришлось вникать в эту проблему и начинать готовить кадры.

В течение ближайших нескольких лет была подготовлена группа специалистов по лечению хронического болевого синдрома у онкологических больных. Они получили опыт работы с этими пациентами и знания, использовали мировой и отечественный опыт по организации паллиативной помощи. Теперь эти люди занимают ведущие посты в паллиативной помощи и обезболивании онкологических больных, а некоторые также в паллиативной медицине в целом. Благодаря этому паллиативная медицина стала признанной специальностью, которой раньше в России не было.

Но, опять же, подвижники этого направления, которые прекрасно знают свое дело, не могут слишком открыто выступать на предмет несовершенства нашего законодательства и строжайших нормативных актов Минздрава.

– С одной стороны, открываются хосписы, признана паллиативная медицина, с другой стороны, потребление наркотических обезболивающих в стране снижается. Хосписов хватает не всем, как помочь остальным?

– Если больной лежит в хосписе, то ему, конечно, обезболивание предоставят, но больных-то гораздо больше! Неизлечимые онкологические больные, как правило, находятся дома, в хоспис попадает только незначительная их часть. Кроме того, онкологический больной и сам хочет находиться дома, среди родственников, но так, чтобы его жизнь не превращалась в ад для него и его близких. Хосписы организуют выездные бригады, но и их не хватает.

Надо сформировать систему, а ее пока нет. Что говорить о поликлиниках, к которым приписаны огромное количество инкурабельных больных (всего в РФ ежегодно регистрируется около 300 тысяч таких пациентов, нуждающихся в обезболивании наркотическими и психотропными средствами). Администрация поликлиник устанавливает свои жесткие, негласные правила. Мол, наркотики не выписывайте, а то не оберемся проблем от проверяющих комиссий.

В крупных специализированных учреждениях, таких как институт Герцена система обезболивания пациентов налажена, и, независимо от времени суток, каждый пациент свое обезболивание получит. Но потом он будет выписан домой, и мы уже не можем отслеживать, что происходит, когда он поступает в ведение поликлиники. Скорее всего, обезболивание будет ему малодоступно.

Система амбулаторной помощи пациентам, нуждающимся в лечении наркотическими и психотропными лекарственными препаратами, пока не заложена ни в законе, ни в перспективных стратегиях. Существуют Государственная антинаркотическая стратегия и стратегия лекарственного обеспечения до 2025 года. И в этих стратегиях не было ничего об обезболивании!

Когда появилась специальность «паллиативная медицина», это понятие и меры, связанные с развитием этой отрасли медицины, были отражены в стратегии лекарственного обеспечения, но пункты о доступности контролируемых лекарственных препаратов никуда не вошли – ни в закон, ни в стратегии. Сейчас, конечно, сложный период, денег в стране нет, есть другие проблемы, которые свалились на голову в виде последних политических событий, но не используются даже те препараты, на которые уже были потрачены бюджетные средства..

Сколько стоит умереть не больно?
– Часто пишут, что опиоидные обезболивающие – это не очень-то дорогие препараты.

– Смотря какие, конечно. В советское время такой проблемы не стояло, и больных обезболивали, пусть не самыми лучшими препаратами. Инъекции морфина делали всем пациентам, и эта система работала. Представьте себе: инъекция морфина действует в среднем 4 часа. В сутки нужно сделать 3-4 укола, а то и 6, чтобы обезболить пациента, но «скорая помощь» с медицинской сестрой, которая выполняла эти инъекции, ездила к каждому инкурабельному пациенту, которому обезболивание было выписано, столько раз, сколько нужно. Конечно, это не лучший вариант (жизнь «от инъекции до инъекции», болезненные уколы, риск инфекции у пациента с низким иммунитетом и т.д.)

Теперь, конечно, есть эффективные препараты длительного действия, которые можно принимать через рот один-два раза в сутки, или наклеить на кожу пластырь с мощным наркотиком, из которого идет дозированное высвобождение активного вещества. С таким пластырем пациент получает стабильное обезболивание в течение трех суток, а через три дня заменяет его на следующий, и обезболивание продолжается непрерывно. Это позволяет пациенту жить без страданий, функционировать, и нередко даже работать, продолжая быть социально полезным.

Однако ни инъекции, ни пластыри многим недоступны, а при составлении основного перечня наркотических и психотропных препаратов, конечно, пойдут по пути самых дешевых вариантов. Ну, пусть так, если такой сейчас период, пусть обезболивают хотя бы инъекциями.

Доступность этих препаратов должно обеспечивать государство. В развитых странах пациенты имеют право на бесплатную терапию инъекциями или таблетками морфина. Препарат дешевый, эффективный, но, понятное дело, не очень удобный. И в инъекциях, и в таблетках морфин короткого действия обезболивает на 4 часа. Несколько раз за день и за ночь больному приходится принимать очередную дозу, но это бесплатное лечение.

Если больной хочет лечиться более комфортным способом, он или его родственники доплачивают, допустим, за морфин в таблетках продленного действия, который работает от 12 до 24 часов. Еще дороже могут стоить трансдермальные системы (пластыри), но опять же решает пациент или его родственники.



На сайте Международного комитета по контролю над наркотиками есть вся документация, в том числе на русском языке, и рекомендации комитета по сбалансированной политике в области наркотических и психотропных средств (Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками. Наличие психоактивных средств, находящихся под международным контролем: обеспечение надлежащего доступа для медицинских и научных целей).

Везде обозначено, что для неизлечимых пациентов, в целях экономической целесообразности, используют в основном морфин. Это основное средство, целесообразное и с экономической точки зрения, и с точки зрения эффективности, классический наркотический анальгетик. А уж если хочется лечиться более комфортно, надо вкладывать свои средства, чтобы не отбирать средства от системы здравоохранения, от других многочисленных пациентов, которые еще имеют перспективу на длительную жизнь. В мировой практике все учтено.

– Часто в интернете можно прочесть о случаях в Подмосковье, что «скорая» даже не едет на вызовы онкологических больных, потому что в их «укладке» нет опиоидов. Право колоть морфин вообще есть у врачей «скорой»?

– Если вы вызвали «скорую» оттого, что человек кричит от острой боли неизвестного происхождения, бригада «скорой помощи» не имеет права маскировать картину. Может, у человека острый аппендицит или другое острое заболевание, тогда скорая должна облегчить боль положенными в этих случаях ненаркотическими препаратами, чтобы не смазать симптомы, а затем быстро довезти его на скорой в учреждение, где установят диагноз, обезболят в соответствии с медицинскими показаниями, дадут рекомендации, при необходимости госпитализируют и прооперируют.

Если же это онкологический больной, то честный врач сделает инъекцию одного из опиоидных анальгетиков (в зависимости от интенсивности боли) и запишет, что был такой-то болевой синдром (он имеет еще и свою симптоматику), и пациенту даны рекомендации о дальнейшей тактике. И он будет прав.

Но другой побоится ввести пациенту анальгетик, находящийся под контролем, ограничится введением, например, анальгина с димедролом, и уедет. Поэтому Алевтина Хориняк помогла больному, а её предшественник – врач другой поликлиники – нет. В законе должна быть возможность для врача действовать и выполнять свой долг и свои обязанности, которые сейчас ему выполнять мешают. И даже надо ввести ответственность за отказ в эффективном обезболивании.

«Терпи, а то наркоманом станешь»?
– Надежда Анатольевна, иногда больные слышат что-то в духе: наркотики рано назначать, зачем из нестарого человека наркомана делать, пусть потерпит с димедролом. Правда ли, что если наркотические препараты применяются для купирования онкологической боли, они не вызывают ни эйфории, ни привыкания?

– Нужно просто правильно их применять. Я, например, не видела в своей длительной практике пациентов, которые бы жили в ожидании эйфории от следующей дозы наркотического анальгетика. Эйфория – это результат пикового эффекта быстродействующего наркотика. Вот почему наркоманам нужна именно инъекция, которая быстро дает максимальную концентрацию наркотика в крови. Оптимальные обезболивающие препараты действуют более плавно и длительно, долго поддерживают нужную концентрацию без пиков. У таких пациентов нет ни эйфории, ни зависимости от наркотика в том смысле, что у наркоманов.

Кроме того, существуют наши и зарубежные разработки, как уменьшить потребность в опиоидном анальгетике с помощью комбинированной терапии.

Не надо путать это с фактом так называемой толерантности к наркотику. А именно, если делать инъекции морфина каждые несколько часов, то наступает постепенное привыкание к дозе, и её приходится периодически увеличивать для поддержания адекватной анальгезии, а вовсе не эйфории. Такая проблема действительно существует, но существуют и способы ее преодоления.

– Бывает, что онкологическим детям не назначают наркотики под предлогом, что он еще, может быть, выздоровеет, но станет наркоманом.

– Если у него боли, то ему надо назначать наркотики, но делать это правильно, так, чтобы он наркоманом не стал. Если у пациента прогноз на возможную длительную жизнь, то нужно сочетать наркотик с другими компонентами, которые уменьшают «толерантность» к наркотику и риск формирования пристрастия. Эти технологии существуют.



Источник: http://www.pravmir.ru/professor-nadezhd … z3F4wN7CgS

Неактивен

 

#127 2014-10-06 11:37:58

Александр А
Member
Зарегистрирован: 2014-09-02
Сообщений: 173
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

01:22, 30 сентября 2014
Такая боль
Каждого шестого пациента в российских больницах лечат неправильно

В ежегодном рейтинге эффективности национальных систем здравоохранения, подготовленном агентством Bloomberg, Россия заняла последнее 51-е место, пропустив вперед Азербайджан и Белоруссию. Баллы начислялись в зависимости от средней продолжительности жизни в стране и госзатратах на отрасль. В первой десятке оказались Гонконг, Италия, Япония, Южная Корея, Австралия, Израиль, Франция, Объединенные Арабские Эмираты и Великобритания. Победителем стал Сингапур, где на каждого гражданина ежегодно на медуслуги тратят 2426 долларов — почти в три раза больше, чем у нас. О том, опасно ли лечиться в российских больницах, почему на прием к доктору трудно попасть и что нас ждет дальше, «Лента.ру» попросила рассказать председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медпомощи и медицинского образования, ответственного секретаря российского общества по организации здравоохранения и общественному здоровью Гузель Улумбекову.
«Лента.ру»: Если судить по отчетам Минздрава, продолжительность жизни россиян растет, больницы модернизируются, очереди к докторам сокращаются. Где правда?
Улумбекова: Ожидаемая продолжительность жизни у нас действительно с 2005 года растет и сейчас составляет почти 71 год. Много это или мало? Мы только-только приближаемся к показателям РСФСР образца 1985 года. Мы живем на пять лет меньше, чем в новых странах Евросоюза: Венгрии, Польше, Словакии, Чехии. И на 11 лет отстаем от Германии, Италии, Испании.
Но все может же измениться?
Как сказать... В России наметилась тревожная тенденция — снижение смертности замедлилось. За первое полугодие 2014 года число случаев смертей — 13,3 на тысячу населения. А по итогам 2013 года этот показатель был 13,0.
То есть смертность опять растет. Почему?
Причины разные. Самой главной проблемой я бы назвала низкую доступность бесплатной медицинской помощи. Сложно попасть на прием в поликлинику. Сегодня дефицит участковых врачей в России — 40 процентов от самых минимальных нормативов. Они работают на износ — на полторы-две ставки. Только за последние два года обеспеченность врачами участковой службы упала на 8 процентов. Это очень много. Но самое страшное, что в ближайшие годы отток кадров усилится. Потому что более трети сегодняшних врачей — люди старше пенсионного возраста.
Кого больше всего не хватает ?
В Москве, например, острый дефицит участковых врачей-терапевтов и врачей-педиатров. В результате среднее время ожидания приема участкового терапевта — 4-5 дней, педиатра — 3 дня. Это в четыре раза дольше, чем в странах Евросоюза. Там обычно к семейному доктору попадают либо в день обращения, либо — на следующий.
На фоне низкой доступности врачей первичного звена идет сокращение коек в стационарах. За два года коечный фонд по всей стране уменьшился на 6 процентов, а в Москве — на 20 процентов.
Власти объясняют сокращения тем, что с советских времен образовался переизбыток больниц — мол, в Европе их гораздо меньше, и работают они эффективнее.
Это некорректное сравнение. Нужно ориентироваться на потоки нуждающихся в медицинской помощи. И у нас они на порядок больше, чем в странах Евросоюза. В Европе пациент активно лечится 5-7 дней, а затем его переводят, в зависимости от показаний, или в реабилитационное отделение, или на койки паллиативного лечения, или отправляют под наблюдение врачей первичного звена. У нас же таких коек в 3-15 раз меньше.
Можно ли сравнить качество лечения у нас и на Западе?
По данным экспертизы качества медицинской помощи, которую ежегодно во всех учреждениях проводят страховые компании, нарушения встречаются в каждом третьем случае лечения. Непосредственно связанные с неправильным лечением пациентов — в каждом шестом.
А за рубежом?
А за рубежом — только в каждом двадцатом. Но это еще далеко не все. Показатель внутрибольничной летальности у пациентов с инфарктом миокарда в России выше в три раза, чем в странах ЕС. Септические осложнения в стационарах после операций у нас составляют 2-3  процента, а у них — в среднем 0,8 процента. Так и получается, что результаты лечения пациентов у нас в три раза хуже, чем в развитых странах.
Кто виноват? Врачи?
Не все зависит от врача. На качество влияют и организационные вопросы, и система базовой подготовки в вузах, наличие качественной системы повышения квалификации уже после окончания учебы и нагрузки. У нас еще с советских времен сложилось, что только раз в пятилетку доктор обязан повышать свою квалификацию. Но то, что было актуально 20 лет назад, сейчас не соответствует вызовам времени. Во всем мире врачи учатся ежедневно! Их буквально муштруют, чтобы только улучшились результаты лечения пациентов. За год медик там должен накопить не менее 50 часов образовательной активности. Это и посещения семинаров, профессиональных конференций, практических занятий на симуляторах-тренажерах, ролевые тренинги, самостоятельное обучение. Мы хотим, чтобы и в России было так. Сейчас внедряем пилотный проект по развитию системы непрерывного медицинского образования.
Перегруженные медики не будут роптать?
Понятно, что все новое поначалу воспринимается не просто. Мне рассказывали, что когда в Гарвардской медицинской школе для уже маститых врачей-анестезиологов и хирургов ввели экзамены на тренажерах, они говорили: «Да зачем нам, мы и так все умеем и знаем, это все для студентов и новичков». Их подводят к симулятору: «Сделайте, пожалуйста, катетеризацию яремной вены». Потом компьютер анализирует: вы тут нарушили процесс, здесь. После этого уже никто уже не возражал против таких тренингов.
Уровень подготовки студентов в нашей стране отличается от международных стандартов?
Расскажу свою историю. Я закончила медицинский вуз в 80-е годы. Всегда была круглой отличницей, с первого курса работала в больнице с утра до вечера — и санитаркой, и медсестрой. По моим ощущениям, я о медицине тогда знала практически все. Поэтому решила попробовать сдать американский лицензионный экзамен. Английский знала свободно. Готовилась больше года. Получилось только со второй попытки. Для меня это было шоком. А потом поняла, что у них совершенно другой подход к обучению. Вместо индивидуального подхода к пациенту, к которому мы привыкли, у них — буквально натаскивание врачей на лечение наиболее распространенных состояний и заболеваний. Но разные подходы — это не так страшно. А вот то, что сегодня медицинские вузы в России сталкиваются с серьезными проблемами, которые надо было решать давно, — большая беда. При многих институтах нет собственных клиник, а для городских больниц студенты как незваные гости. Оплата труда профессорско-преподавательского состава ниже, чем у практикующих врачей, недостаточно средств на повышение их квалификации и материально-техническое обеспечение. Это все сказывается на качестве.
Последние несколько лет здравоохранение непрерывно реформировалось, больницы модернизировались. Москва, например, отчитывается, что по количеству высокотехнологичного оборудования в больницах мы обгоняем европейцев. Получается, все — зря?
Если на этой технике работать некому и не хватает средств на техобслуживание, то это означает, что оборудование или простаивает, или используется не в полную мощность. То есть государственные средства были потрачены неэффективно. На 2014 год Минздрав в качестве приоритетных направлений деятельности выделил строительство перинатальных центров и диспансеризацию. Какие стройки, когда денег не хватает эксплуатацию уже установленного оборудования?! Какая сплошная диспансеризация, когда участковые врачи даже с потоком заболевших справиться не могут? Дефицитные средства бюджета надо тратить на первоочередные проблемы — ликвидацию дефицита врачей и повышение их квалификации.
Ваши прогнозы?
В ближайшие годы расходы на здравоохранение в постоянных ценах, то есть за вычетом инфляции, будут сокращаться. А чем меньше денег, тем меньше объемы медицинской помощи, а значит, меньше ее доступность. В 90-х и в начале 2000-х годов мы тоже сталкивалось с проблемами финансирования. Но нам тогда в наследство с советских времен достался относительный запас прочности — не было такого дефицита врачей, была сильная и полнокровная вузовская система образования, и было, наконец, доверие между пациентами и врачами. А сегодня всего этого нет. Плюс еще имеющиеся мощности системы активно сокращаются. Без немедленного решения этих базовых проблем — нас ждет не просто застой, а начало распада.
Наталья Гранина
http://m.lenta.ru/articles/2014/09/30/med/

Неактивен

 

#128 2014-10-17 22:22:13

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

В российских аэропортах установят оборудование для выявления вируса Эбола

В российских аэропортах установят оборудование для выявления случаев лихорадки Эбола среди пассажиров. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу правительства.

«Премьер-министр (Дмитрий Медведев. — Прим.) провёл совещание по ситуации и мерам, принимаемым в связи с эпидемией лихорадки Эбола в Западной Африке. Обсуждалась организация и медицинские методы борьбы с распространением лихорадки, подготовка медицинских кадров, усиление санитарно-карантинного контроля на границе, для чего в аэропортах будет установлено дополнительное специальное оборудование», — рассказали в пресс-службе.

Какое именно оборудование установят, в каких аэропортах и когда — не уточняется.

Вспышка лихорадки Эбола была зафиксирована в феврале 2014 года в Гвинее. По данным Всемирной организации здравоохранения, лихорадкой Эбола заразились около 8,5 тысячи человек, а умерли от неё более 4 тысяч.

http://www.the-village.ru/village/situa … -aeroporti

Лучше бы обязали пассажиров с очага руки мыть и бесплатных презервативов раздали что-ли... Ну да. Это ж не нано.

Неактивен

 

#129 2014-10-18 23:19:32

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Вот радость-то - можно денег сколько попилить

Неактивен

 

#130 2014-10-20 10:52:56

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Доверие врачам
Россияне оценивают профессиональные качества современных врачей
Половина россиян больше доверяют государственным медучреждениям – там «бесплатное обслуживание», а «в частной надо мешок денег», к тому же в государственных клиниках есть с кого спросить. 18% респондентов больше доверяют частным учреждениям: «за деньги врачи более внимательны», там «лучше качество обслуживания» и нет очередей. В целом, врачам россияне доверяют, хотя довольно многим приходилось усомниться в диагнозе или назначенном лечении  http://fom.ru/posts/11765

Неактивен

 

#131 2014-10-31 09:08:10

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Чиновников будут лечить в особом порядке
Соответствующий проект закона подписал Президент России Владимир Путин.

Президент России Владимир Путин подписал федеральный закон от 22 октября 2014 года №314-Ф3 «О внесении изменений в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Документ предусматривает особый порядок оказания медицинской помощи госслужащим. При этом, согласно поправкам, лечение чиновников будет финансироваться как за счет ассигнований федерального бюджета, так и из средств ОМС.

До подписания документа медпомощь в особом порядке оказывалась в РФ только жителям закрытых административно-территориальных образований и сотрудникам вредных производств.

В Госдуму проект закона поступил в мае 2014 года. Изначально планировалось, что поправки будут носить скорее технический характер – авторы инициативы требовали заменить в ч. 2 ст. 18 ФЗ №323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» слова «медицинской помощью» словами «медицинской помощи».

Несмотря на существенные изменения в тексте законопроекта, 10 октября он был принят депутатами сразу во втором и третьем чтениях, а 15 октября одобрен Советом Федерации.

Подробнее: http://vademec.ru/news/detail39951.html

Не для того мы их выбирали, чтобы они болели!

Неактивен

 

#132 2014-10-31 11:19:39

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

более показательного признания неэффективности страховой модели российского здравоохранения и не придумать. Для "своих" корпорат, для быдла - обманка в виде ОМС. Все равны, но есть ровнее.

Неактивен

 

#133 2014-11-10 10:41:28

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Общественники пожаловались в Генпрократуру на «разврат» в передачах Елены Малышевой
Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», известное как противник полового воспитания в школах, обратилось в Генеральную прокуратуру РФ с жалобой на программы Елены Малышевой «Здоровье» и «Жить здорово». По мнению движения, в телепередачах пропагандируется разврат детей.
«Родительская общественность возмущена тем, что на Первом канале в дневное время идет прямая пропаганда разврата и полового развращения детей, - говорится в заявлении. - Не только матери, женщины, возмущены содержанием некоторых ток-шоу, которые идут в дневное время, но и вполне зрелые мужчины».

По мнению представителей общественной организации, логика сторонников того, что детям надо рассказывать с раннего возраста о взаимоотношении полов, о правильном использовании контрацептивов, абсурдна.

«Отдельное возмущение вызывает то, что дети не только могут стать зрителями подобных похабных сюжетов, но и привлекаются к участию в них, - отмечается в заявлении. - Чего только стоит предложение Малышевой несовершеннолетнему мальчику сыграть роль сперматозоида».

В Межрегиональном родительском собрании считают, что передачи «Здоровье» и «Жить здорово» «искажают моральные нормы, пропагандируют разврат и распущенность, разрушают культ целомудрия, ценности семейных и детско-родительских отношений и деформируют неокрепшую душу и сознание российских детей». То есть «наносят вред процессу формирования здорового в духовно-нравственном отношении поколения».

Елену Малышеву авторы сравнивают с Ж.-Ж.Руссо: «В ее передачах идет целенаправленное разрушение интимности взаимоотношений между мужчиной и женщиной, семейных отношений между родителями и детьми. В передачах гражданки Малышевой специально все возведено в ранг "естественного", "физиологичного", авторы передач абсолютно забыли слово "стыд". А ведь ещё в 18 веке один из "просветителей" Ж.-Ж.Руссо часто употреблял выражение: "Что естественно, то не безобразно", пытаясь опорочить традиционные христианские ценности. Подобные "Просветители", такие как гр. Малышева не первые как ставили, так и ставят своей целью низведение человека до уровня животного, и даже ниже», - возмущены авторы обращения.

«Как стало возможным, что известная в нашей стране с 60-х годов передача здоровья, которая всегда отличалась целомудренностью, выверенной редакционной политикой и сдержанностью ведущей, вдруг превратилась в некое "шоу" по примеру многих западных передач? – вопрошают в "Межрегиональном родительском собрании". - Ответ нам кажется очевиден, истинные авторы и идеологические вдохновители отечественных программ и зарубежных одни и те же. Подтверждением этого вывода может служить и то обстоятельство, что в 1994 году Е.В.Малышева прошла курс обучения Европейского центра здоровья и окружающей среды в США, в результате чего и могла сформироваться её ориентированность на западные ценности».

Активисты требуют провести проверку правомерности деятельности авторов и ведущих передач «Здоровье» и «Жить здорово» по внедрению программ полового воспитания и сексуального просвещения на территории РФ и принять меры прокурорского реагирования, направленные на недопущение выхода подобных программ. Кроме того, при наличии оснований привлечь виновных к ответственности.
© Доктор Питер

Неактивен

 

#134 2014-11-13 10:16:06

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Врачей и медсестер в России становится все меньше
В России, согласно данным Росстата, неуклонно сокращается число медработников. Здравоохранение за год потеряло тысячи врачей и десятки тысяч медсестер. Например, на конец 2013 года численность врачей по сравнению с 2012 годом сократилась на 7 261 человек.
Наибольшие потери ощущаются в рядах среднего медперсонала -  в первом квартале 2014 года российское здравоохранение недосчиталось 43 100 человек по сравнению с тем же периодом 2013 года. Об этом, ссылаясь на данные Росстата, сообщил директор фонда «Здоровье» Эдуард Гаврилов участникам круглого стола в Общероссийском народном фронте. В первом полугодии 2014 года в сравнении с первым полугодием 2013 года  врачей в России стало на 14 703 меньше.
«В первом полугодии 2014 года процесс сокращения кадров продолжился. Вызвано это, в первую очередь, низкой заработной платой и серьезным увеличением нагрузки и ответственности, возложенной на врача. При этом до сих пор Минздравом не подготовлен законопроект о страховании медицинской ответственности, несмотря на поручение Президента и ранее установленные сроки. До сих пор не исполнено поручение президента об установлении максимально допустимых значений норм нагрузки медицинских работников, срок исполнения которого был определен на 15 августа 2014 года», - отмечает Гаврилов.
Он также напомнил, что методика расчета потребности во врачебных кадрах утверждена Минздравом только в июне 2014-го. В 2012 году в Минздравсоцразвития заявляли, что в стране не хватает более 150 тысяч врачей, но в 2013 году Минздрав РФ заявлял лишь о нехватке в 40 тысяч.

«Таким образом, встает вопрос: если методика утверждена лишь в июне этого года, как тогда осуществлялось кадровое планирование регионами и установление показателя потребности в кадрах в программе развития здравоохранения? Приведенные Минздравом данные заставляют задать вопрос, как было получено число 40 тысяч?», - заявили в фонде «Здоровье». По мнению фонда, Минздрав не обладает достоверной информацией об истинной потребности медицинских учреждений во врачах.

В Министерстве здравоохранения не отрицают наличия кадровой проблемы в государственной медицине. По словам замминистра Татьяны Яковлевой, для ее решения понадобится еще как минимум пять лет.
© Доктор Питер

Неактивен

 

#135 2014-11-14 08:32:36

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Россия выделит на борьбу с лихорадкой Эбола $20 млн

Россия готова выделить на борьбу с эпидемией лихорадки Эбола еще $20 млн в дополнение к уже потраченным $16,7 млн.

Об этом сообщил 13 ноября премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, выступая на заседании Восточноазиатского саммита.

«Первоочередные меры сегодня должны быть направлены на борьбу с лихорадкой, вызванной вирусом Эбола. Россия выделяет на эти цели около $20 млн. В пострадавшие районы направлены специалисты, медикаменты и расходные материалы. Ведется разработка препаратов для профилактики и лечения этой болезни», – цитирует Медведева РИА Новости.

Премьер-министр также заявил, что мировое сообщество должно объединить свои силы в борьбе с лихорадкой Эбола. «Мне кажется, что нам пора консолидировать усилия в борьбе с ней. Каждая страна, естественно, действует по-своему, наиболее тяжелая ситуация – в Африке, потому что сама инфекция, сам вирус оттуда приходят. Практически любое серьезное государство ведет исследования в этой сфере, но для того, чтобы создать эффективную медикаментозную терапию, в некоторых случаях нужно, мне кажется, этими результатами делиться», – подчеркнул Медведев.

Ранее сообщалось, что Россия потратила на борьбу с лихорадкой Эбола почти 775 млн рублей (около $16,7 млн по курсу ЦБ РФ на 13 ноября).

Количество жертв эпидемии лихорадки Эбола, начавшейся в феврале 2014 года в Западной Африке, уже превысило 5 тысяч человек. Заболевание передается при контакте с биологическими жидкостями зараженных и обладает высокой летальностью (от вируса, вызвавшего эпидемию, погибает 60–70% заболевших).

Подробнее: http://vademec.ru/news/detail41495.html

Неактивен

 

#136 2014-11-15 10:51:37

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Ну вот - деньги пилят. Про летальность - вранье, 7% жителей Африки имеют иммунитет, значит переболели, не заметив.

Неактивен

 

#137 2014-11-16 14:13:24

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Я видел картину "Очистка Авгиевых конюшен" товарищем Президентом. Я Вам не верю.
Но всё равно не могу взять в толк: какое-такое мыло и водопроводная вода стоят 20 миллионов американских долларов?

Отредактированно Emilius Paulus (2014-11-16 14:13:47)

Неактивен

 

#138 2014-11-16 23:50:02

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Чистють, чистють, гребут лопатой. Вот самолет анконец отправили, когда уже обещают через пару неель не будет больше ни одного нового случая. тут как раз госпиталь наш и пригодтся.

Неактивен

 

#139 2014-11-28 08:36:18

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Насекомоявные

Минздрав вызывает дезинфекцию на себя

Больше года борцы с грызунами, насекомыми и паразитами не могли разобраться, подлежит ли их деятельность лицензированию как медицинская. Вышедшее в 2012 году постановление правительства №291 ≪О лицензировании меддеятельности≫ и последовавший за ним приказ Минздрава №121н определяли эту норму применительно к дезинфекторам весьма размыто, что оказалось на руку многочисленным контролерам, которые могли во время проверок вольно трактовать смысл нормативных документов. На прошлой неделе стало известно, что Минздрав наконец решился уточнить, какие именно услуги по санитарной обработке следует относить к медицинским.

Дезинфекторы – не первые жертвы приказа №121н ≪Об утверждении требований к организации и выполнению работ (услуг) <…> при оказании медицинской помощи≫. В приказе приведена новая номенклатура медуслуг, которая временами не коррелирует с содержанием действующих лицензий на медицинскую деятельность, что немало озадачивает руководителей медорганизаций и бизнес‑структур.

Задача вступившего в силу в мае прошлого года приказа №121н заключалась в том, чтобы конкретизировать постановление правительства №291. Последнее заметно расширило список видов медицинской деятельности, подлежащих лицензированию, – со 124 позиций до 154. В том числе под медлицензирование попали работы по дезинфектологии и энтомологии. Какие именно услуги следует разбить на эти две категории, как раз уточняет приказ Минздрава. Чиновники трактуют оба емких понятия широко, предлагая считать меддеятельностью и промышленную дезинфекцию, и дератизацию (борьба с грызунами), и дезинсекцию (борьба с членистоногими).

Рынок борьбы с вредителями (пест‑контроль) до сих пор никем не оценивался. Однако даже приблизительный подсчет показывает, что в стране насчитывается несколько тысяч компаний и госучреждений, занятых борьбой с биологическими вредителями и возбудителями инфекций. Согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности ОК 029‑2001, проведение дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных работ при этом относится к клинингу. Приказ №121н почему‑то отнес дезинфектологию и энтомологию к категории первичной и стационарной медицинской помощи. Однако проблемы с проверяющими у клининговых компаний начались еще до его публикации.

≪В ноябре 2012 года, уже после выхода постановления №291, полномочия по лицензированию меддеятельности были переданы Минздравом в субъекты РФ. Регуляторная неразбериха от этого только усугубилась, – вспоминает старший научный сотрудник Института пест‑менеджмента Елена Иваницкая. – В регионах к моменту публикации разъясняющего приказа Минздрава были заведены уже десятки очень похожих судебных дел, по которым, тем не менее, были приняты самые разные решения≫.

Например, арбитраж Кировской области в ходе слушаний по делу компании ≪Дезис≫ признал, что ≪дезинфекционная деятельность, являясь частью медицинской деятельности, в свою очередь, включает в себя разработку, испытание, производство, хранение, транспортирование, реализацию, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг≫. В итоге ≪Дезис≫ за работу без лицензии был оштрафован.

А в Хабаровском крае при рассмотрении дела, возбужденного по заявлению местных полицейских в отношении ООО ≪Специальный отдел профилактической дезинфекции≫, суд встал на сторону ответчика: правоохранители не смогли доказать, что травля крыс на кладбище относится к лицензируемому виду меддеятельности.

Бардак с определениями привел к тому, что многие компании‑дезинфекторы, будучи не в силах учесть своеобразие предъявляемых к ним требований, начали терять прежде стабильный заработок на господрядах. ≪На торгах по организации дезмероприятий в регионах все поступают кто во что горазд: где‑то требуют лицензию, где‑то добровольную сертификацию≫, – добавляет исполнительный директор Национальной организации дезинфекционистов (НОД) Людмила Бойко.

Все полтора года, что действует приказ №121н, клининговые компании пытаются подстроиться под новый лицензионный порядок. Но получить заветный документ многим дезинфекторам оказалось не под силу. По словам Иваницкой, лицензиат должен подчиняться СанПиНам по меддеятельности, которые в разы превосходят по объему санитарные требования к дездеятельности. ≪Компанией должны быть заключены специальные договоры о ликвидации медотходов. Штат теперь необходимо укомплектовывать врачами с сертификатами по специальности ≪организация здравоохранения и общественное здоровье≫, – продолжает она.

Но Минздрав все‑таки попробует вывести дезинфекторов из тупика. На сайте regulation.gov.ru появилась информация о том, что 15 ноября завершилась стадия уведомления о начале разработки проекта поправок в приказ №121н. Самого текста поправок на портале нет, зато есть паспорт проекта, в котором объясняется, что изменения требуются для ≪устранения противоречий при установлении необходимости лицензирования работ по дезинфектологии≫.

Важные уточнения к приказу должны вступить в силу уже в I квартале 2015 года, говорится в паспорте проекта. Однако в чем конкретно они заключаются, сами участники рынка не знают. Ни одна из крупных дезинфекционных компаний, опрошенных VADEMECUM, текст документа не видела. Не участвовали в прениях и представители главного лоббиста отрасли – НОД. Не смогли текстом поправок поделиться и непосредственные разработчики из Департамента охраны здоровья и санитарно‑эпидемиологического благополучия человека Минздрава. По словам замначальника отдела по вопросам санитарно‑эпидемиологического нормирования и технического регулирования Дмитрия Толмачева, итоговый вариант поправок еще просто не успели подготовить.

В то же время участники рынка опасаются, что регуляторы перепишут собственный приказ таким образом, что вся борьба с вредителями однозначно подпадет под понятие ≪медицинская деятельность≫. ≪По‑хорошему, все, что сейчас требуется от Минздрава – прописать, что дезинфектология – это только обработка операционных. И все!≫ – предлагает Елена Иваницкая из Института пест‑менеджмента. С ней соглашается совладелец екатеринбургской компании ≪Алекс Дезсервис≫ (специализируется на санитарной обработке магазинов крупных торговых сетей) Наталья Афлитонова: ≪Я обращалась в федеральный и местный минздравы, писала в Роспотребнадзор, Правительство РФ, но четкого ответа на поставленный вопрос не получила. То есть те, кто утверждает, применяет, внедряет, контролирует, сами не понимают, что стоит за термином ≪дезинфектология≫. Я никогда не соглашусь, что борьба с вредителями является меддеятельностью. Способ решения этой проблемы я вижу один – полностью исключить дезинфектологию из перечня лицензируемых видов меддеятельности≫.

http://vademec.ru/magazines/article4261 … L=business

Неактивен

 

#140 2014-11-30 09:33:55

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Умницы. Ну, не подумали, написали

Неактивен

 

#141 2014-12-01 09:01:14

Холмс_Ш
New member
Зарегистрирован: 2014-12-01
Сообщений: 1
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Скажите пожалуйста как можно 100% уволить главного врача.
потому что уже совсем обурел, с поставщиков откаты на карман себе  итд .....

Неактивен

 

#142 2014-12-01 21:49:14

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Вы не любите Россию, Вы - не патриот. Как такое можно говорить??!
Вашему главврачу над Вами крепость дадена... Такое помышлять.
Доказательства у Вас есть?

Неактивен

 

#143 2014-12-11 17:53:06

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Алевтину Хориняк наградили за социальную ответственность

Врач Алевтина Хориняк получила премию Moscow Times Awards в номинации  «Персональная социальная ответственность». Перед оглашением результатов она вместе с директором благотворительного фонда «Подари жизнь» Екатериной Чистяковой и президентом фонда помощи хосписам «Вера» обсудила ситуацию с обезболиванием в России.
История Алевтины Хориняк напоминает остросюжетный детектив с неожиданно благоприятной развязкой – врач, выписавший необходимый препарат для облегчения состояния больного с сильными болями, был объявлен уголовным преступником. Приписав 72-летнему человеку, всю жизнь спасавшему жизни людей, «незаконное распространение и сбыт наркотических средств в составе группы», правоохранительные структуры действовали в рамках накатанной схемы, не обращая внимания на явную абсурдность обвинения, и обвинительный приговор был бы неизбежен. Но в данном случае не только провидение, но и общественность в лице руководителей некоммерческих организаций, журналистов стала на сторону обвиняемой. Особо значимым Алевтина Хориняк считает участие в судебном процессе Уполномоченного по правам человека в Красноярском крае Марка Денисова, чья продуманная и обоснованная позиция сыграла важную роль в ее судьбе.

Случившееся с Алевтиной Петровной, как лакмусовый индикатор, вскрыло наличие огромного пласта проблем, связанных с обеспечением тяжелых пациентов обезболивающими препаратами, считает Екатерина Чистякова, Директор Благотворительного фонда «Подари жизнь». Возможность доступа пациента к обезболивающим средствам для онкологических больных - вопрос жизни и смерти, и лишние бюрократические процедуры здесь неприемлемы. Часто сами врачи вводят в заблуждение пациентов, используя устаревшие стереотипы о возможности возникновения «наркозависимости» при переходе на обезболивающие средства. Современные средства, не требующие ежедневных мучительных уколов – обезболивающие пластыри, таблетки – не создают привыкания и обеспечивают пациенту достойную жизнь, к тому же доступность этих средств крайне важна в отдаленных районах страны, где до ближайшей больницы трудно добраться.

Необходимо активизировать обучение врачей, имеющих дело с тяжелыми пациентами, такому подходу, как паллиативная помощь, заявила Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам «Вера». По результатам проведенного фондом опроса, только 7% врачей выписывают тяжелобольным препараты, ориентируясь на мнение пациента, остальные в основном опираются на собственные наблюдения и мнение медперсонала. На самом деле нежелание решать ряд проблем, связанных со сложностью процедуры предоставления доступа к обезболивающим препаратам, обеспечением условий их хранения, контролем со стороны правоохранительных органов может привести врача к профессиональному выгоранию, а пациента – к страданию и даже гибели.

Сейчас, благодаря бурному общественному резонансу по делам Вячеслава Апанасенко и Алевтины Хориняк, ситуация меняется к лучшему. В Государственную думу внесен законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" (в части установления приоритетности доступа медицинской помощи больным, нуждающимся в обезболивании наркотическими и психотропными лекарственными препаратами)», который должен пройти рассмотрение во втором чтении уже в декабре 2014 года. В законопроекте учтены важные поправки: увеличение срока рецепта на обезболивающие средства до 30 дней, внесение нормы, согласно которой государство обязано обеспечить пациента средствами для лечения боли, упрощение процедуры хранения и уничтожения неиспользованных препаратов. Осталось только надеяться, что голоса экспертов и общественных деятелей будут услышаны.
© Доктор Питер

Отредактированно Anna (2014-12-11 17:53:17)

Неактивен

 

#144 2014-12-18 12:12:49

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Из огня, да в полымя. Закон вчера приняли в 3-м чтении.

Неактивен

 

#145 2014-12-18 17:59:22

Emilius Paulus
Member
Зарегистрирован: 2011-05-18
Сообщений: 604
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Говорят, вроде, срок действия 107 розовой формы увеличили до - АЖ! - 15 дней. И разрешили пустые ампулы не сдавать для следующего назначения.

Неактивен

 

#146 2015-01-12 10:39:05

Александр А
Member
Зарегистрирован: 2014-09-02
Сообщений: 173
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Пациенты без больниц, врачи без зарплат
Во что может вылиться медицинская реформа и экономия на здравоохранении
2014 год нам надолго запомнится не только Олимпиадой, присоединением Крыма и другими событиями, связанными в первую очередь с первыми двумя, но еще и митингами врачей. На Юге, возможно, они не были такими громкими как в столице, и все же. Митинги врачей в прошлом году прошли в Моздоке, Астрахани, Ахтубинске, многих городах Ставрополья. В них приняли участие не только медики, но и пациенты – и тех, и других коснется грядущее закрытие больниц, после чего получить качественную медпомощь в отдаленных уголках окажется нереально.
Одиночные пикеты
Перед самым Новым годом в Москве врачи выступили против лишения социального жилья (их выселяют из служебных квартир) и против реформы здравоохранения, которую проводит московское правительство.
Эта акция медиков была не первой за последние месяцы в столице: 2 ноября несколько тысяч человек вышли на Суворовскую площадь столицы, а 30 ноября – на площадь перед спорткомплексом «Олимпийский». Ближайшая акция протеста в Москве планируется на конец января, причем организаторы обещают сделать ее всероссийской. А организует протестное движение профсоюз медработников «Действие» (он входит в Конфедерацию труда России).
Пикеты и митинги медработников, объединенные лозунгом «За достойную медицину!» проходили в разных городах страны, в том числе и на Юге. Мы решили вспомнить самые крупные из них. Например, 29 и 30 ноября местные активисты «Справедливой России» организовали серию одиночных пикетов (они не требуют, по закону, согласования с властями). Пикетчики с рукописными плакатами типа «Нет снижению зарплат медработникам!» или «Нет сокращению расходов на медицину!» вышли к медицинским учреждениям в Ставрополе, Минеральных Водах, Ессентуках, Невинномысске, Кисловодске.
На снимке: пикет на центральной площади Ахтубинска/ Фото автора
А была ли реформа?
По данным профсоюза «Действие», собрание медработников 30 ноября также состоялось в Моздоке (оно завершилось сбором подписей против реформы). Один из участников акции, хирург высшей категории Ирбек Ш. (он попросил не называть своего имени) рассказал журналистам, что с будущего года в Северной Осетии постановлением республиканского правительства для медиков, работающих в малых городах, отменяются надбавки, приравнивающие их к сельской врачам.
«У меня, как у хирурга высшей категории оклад 16 тысяч рублей (у наших терапевтов – 12 тысяч). Я работаю почти на две ставки, плюс надбавки: за вредность 25%, за стаж (26 лет) 30%. Плюс ночные дежурства. О стимулирующих выплатах нам известно чисто теоретически, на практике они выдаются только заведующим отделений. Объяснение всегда одно: катастрофическая нехватка финансов. С первого января наш базовый оклад, а значит, и общая зарплата, сокращаются на 25%: оклад хирурга станет 12 тысяч рублей, а терапевта 9 тысяч», – говорит североосетинский доктор.
30 ноября в Астрахани пикеты медиков, организованные областным отделением «Справедливой России», прошли около торгового центра «Ярмарка» и возле входа в здание Минздрава. Также состоялась серия одиночных пикетов врачей и пациентов на нескольких площадках в городах области.
На астраханских акциях не было лидера регионального лидера справороссов, депутата областной думы Олега Шеина, который выступал на митинге в Москве. «В 2011 году из федерального бюджета на образование и медицину отдавалось 9%, а в следующем году будет лишь 6%. То есть государству образование и медицина не нужны! В следующем году финансирование здравоохранения сокращается на 100 млрд. рублей. То есть нет никакой реформы, есть просто тупое уменьшение финансирования социальных расходов в нашей стране», – заявил на митинге Олег Шеин.
По его подсчетам, майские указы президента требуют в будущем году поднять зарплату медработников на 10-15%, однако бюджет-2015 Астраханской области позволяет увеличить фонд оплаты труда лишь на 3%. «Это означает, что для подобного поднятия фонда оплаты труда нужно уволить каждого десятого работника», – объясняет Шеин.
На снимке: пикет около торгового центра в Астрахани/ Фото автора
Депутаты признали ошибку
Медицинская реформа в России перманентно идет уже третий год, после того как Владимир Путин подписал указы о поэтапном повышении зарплат бюджетникам. За исполнение поручений президента в регионах принялись с необычайным рвением: например, стали закрывать неэффективные больницы, роддома и фельдшерско-акушерские пункты (ФАП).
Врачам узких профилей предлагают переучиваться на более востребованные специальности, порой и с понижением в зарплате (например, инфекционистов – в хирурги). Ну а те медики, которые уже не имеют возможности переучиться (это люди пенсионного и предпенсионного возраста), просто теряют работу.
По данным председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству Гузель Улумбековой, наибольшее сокращение коечного фонда прошло в пяти регионах, в том числе и на Ставрополье (где сегодня менее 7 коек на тысячу населения). Причем порой и сами депутаты Госдумы говорят о неэффективности реформы.
«По данным Росстата, средняя зарплата медработников растет: у врачей это около 45 тысяч (за первое полугодие), у средних медработников – около 26 тысяч, а у младшего медперсонала – более 15 тысяч. Но медики получают эти деньги, работая на полторы-две ставки, они вынуждены брать дополнительные дежурства. Фактически в условиях кадрового дефицита рост зарплаты происходит за счет увеличения нагрузки», – говорит депутат Госдумы от «Единой России» Салия Мурзабаева.
На снимке: пикет около роддома Ессентуков/ Фото автора
О чем говорит Минздрав
Недавно Фонд мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» провел социологической опрос медиков во всех регионах страны с целью выяснить, сколько они реально зарабатывают.
По Югу России цифры крайне печальны. В Астраханской области 83% докторов признались фонду «Здоровье», что зарабатывают менее 20 тысяч рублей. А вот в Ростовской области 80% врачей, по данным соцопроса, получают на руки менее 20 тысяч рублей, а 17% – в пределах от 20 до 40 тысяч. При этом ростовский Минздрав сообщает, будто средняя зарплата врачей-специалистов составляет 32 тысячи рублей. Однако стоит учитывать, что 39% из опрошенных ростовских докторов трудится более чем на одну ставку.
В Краснодарском крае, по данным фонда «Здоровье», ситуация немного лучше. Менее 20 тысяч рублей зарабатывает 75% опрошенных докторов, зато 25% – от 20 до 40 тысяч. Правда, и совместителей намного больше, нежели в Ростовской области, – аж 45%.
Кроме того, ни на Кубани, ни на Дону не нашлось медиков, которые бы получали на руки более 50 тысяч рублей в месяц. Зато на Ставрополье 4% докторов (это самый высокий показатель на Юге) получают свыше 50 тысяч рублей в месяц.
А вот самая высокая доля совместителей среди южных регионов – в Волгоградской области (здесь работают более чем на одну ставку 60% опрошенных врачей-специалистов) и Северной Осетии (54%).
По мнению президента фонда «Здоровье» Эдуарда Гаврилова (он же член «Общероссийского народного фронта») расхождения между реальными и «статистическими» зарплатами врачей объясняются тем, что Росстат считает «среднюю температуру по больнице». То есть суммирует оклады и начинающих докторов, и главврачей с их замами.
«Необходимо пересмотреть методику расчета средней зарплаты, где не учитывался бы доход главных врачей и их замов, а только врачей-специалистов с учетом коэффициента совместительства», – считает Гаврилов. И только после этого и можно приступать к реформированию здравоохранения. А иначе получится, как всегда: с водой выплеснут и ребенка.
Читайте далее: http://yug.svpressa.ru/society/article/109433/

Неактивен

 

#147 2015-01-12 13:57:30

дмитрий борисович
Member
Зарегистрирован: 2010-04-01
Сообщений: 1458
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

на фоне этой статьи хорошо бы смотрелись сведения о средних зарплатах в страховых компаниях. особенно в головных офисах.

Неактивен

 

#148 2015-01-12 23:03:40

Павел Андреевич
Moderator
Зарегистрирован: 2007-04-08
Сообщений: 4207
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Вообще-то организаторами митингов выступало два Движения - Пироговское и За достойную медицину. Дейсвтие село на хвост.

Неактивен

 

#149 2015-08-12 13:53:47

Anna
Member
Зарегистрирован: 2008-03-18
Сообщений: 3460
Профиль

Re: Здравоохранение 2014

Здоровые россияне любят врачей больше, чем больные
Россияне в целом довольны работой системы здравоохранения, особенно, если сами с ней близко не сталкиваются. Те же, кто вынужден обращаться к врачам, жалуются на их недостаточный уровень профессионализма и сокращение объема бесплатной медицинской помощи, отметили директор Центра политики в сфере здравоохранения НИУ ВШЭ Сергей Шишкин и социологи Аналитического центра Юрия Левады Наталья Кочкина и Марина Красильникова в статье «Доступность и качество медицинской помощи в оценках населения».

Фобия болезней ведет к синдрому Анджелины Джоли
Повышение доступности и качества медпомощи для населения декларируются как важнейшие приоритеты государственной политики в России. В последние годы был проведен ряд масштабных государственных мероприятий, благодаря которым должна была повыситься диагностика заболеваний, ускориться запись на прием к врачам в поликлиниках и больницах, улучшиться работа медиков и пр.

Однако мнения относительно эффективности внедренных госпрограмм, расходятся. Судить о происходящих в сфере здравоохранения изменениях лучше всего, опираясь на отзывы пациентов, тех, кто является конечным потребителем медицинских услуг.

Выявление оценок населения стало целью исследования, выполненного в 2013-2014 годах в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ. Сергей Шишкин, Наталья Кочкина и Марина Красильникова попытались оценить не только удовлетворенность населения доступностью и качеством медпомощи в целом, но и проанализировать отношение разных социально-демографических групп к составляющим медицинского обслуживания: проведению диспансеризации, внедрению новых информационных технологий записи к врачам, изменениям в сфере первичной, специализированной (амбулаторной и стационарной), скорой, стоматологической помощи, реструктуризации системы оказания медуслуг.

Основной базой для исследования стали данные двух социологических опросов взрослого населения России, проведенных в 2013-2014 годах (выборка 3302 и 4503 респондента соответственно). Оба опроса были проведены Левада-Центром по заказу НИУ ВШЭ. Также были использованы данные всероссийских опросов Левада-Центра в период 2005-2014 годов и результаты Всероссийского опроса населения, проведенного Росздравнадзором в 2008 году. В нем приняли участие 39141 человек.

Результаты исследования легли в основу статьи «Доступность и качество медицинской помощи в оценках населения».

Довольны на расстоянии

Население в целом положительно оценивает изменения в работе больниц и поликлиник, выяснили эксперты. Так, по данным опроса 2014 года, 42% взрослого населения считают, что их работа скорее улучшилась, а 29% – увидели ухудшения. Правда, те, кто за последний год имел личный опыт получения медицинских услуг, несколько чаще сообщают об ухудшении работы (32%), чем те, кто не обращался за медпомощью в прошлом году (19%). А те, кто имеет хронические заболевания, чаще негативно оценивают краткосрочные изменения в работе медицинских учреждений: 41% сообщили о том, что увидели скорее ухудшения, и только 35% говорят об улучшениях в работе.

«Из этого можно сделать вывод о том, что образ российской системы здравоохранения, создаваемый в общественном сознании, очевидно, по преимуществу средствами массовой информации, несколько лучше оценок этой системы теми, кто к ней обращается и больше в ней нуждается», – отметили Шишкин, Кочкина и Красильникова.

Диагностика и стоматология нравятся россиянам

Лучше всего россияне оценивают диагностические обследования и качество стоматологической помощи. Девять из десяти опрошенных сообщили, что довольны результатом посещения стоматолога и не хотят его менять даже при том, что имеется большой выбор специалистов. Среди обращавшихся за стоматологической помощью 52% респондентов получили данные услуги в государственной (муниципальной) медицинской организации, 2% – в ведомственной и 46% – в частной.

Опрошенные также положительно оценивают внедрение в систему оказания медицинской помощи новых информационных технологий. В 2014 году количество респондентов, сообщивших о наличии электронной записи в поликлинике, которую они посещали, возросло на 7% по сравнению с 2013 годом и составило 47%. Наибольшее распространение такая практика получила в мегаполисах – в Москве и Санкт-Петербурге (90%). В сельской местности об обеспечении поликлиник системой электронной записи сообщили менее трети респондентов. Большинство пользователей этой системы (60%) отметили ее удобство.

Бесплатная медицина «сходит на нет»

Несмотря на общую довольно оптимистичную картину с оценкой работы российской системы здравоохранения, сравнение данных опросов 2013 и 2014 годов с данными опроса населения, проведенного Росздравнадзором в 2008 году, показывает тенденцию медленного снижения удовлетворенности качеством амбулаторной и стационарной медицинской помощи. Речь идет о доступности и своевременности получения бесплатного лечения, а также о профессиональном уровне врачей.

Не менее 80% во всех слоях населения уверены в том, что в случае болезни им не будет обеспечена бесплатная медицинская помощь в требуемом объеме.

Несмотря на то, что основная часть российских пациентов получает медицинскую помощь бесплатно, многие платят за лечение, и распространенность практик оплаты медицинской помощи нарастает.

Чаще всего россияне платят при посещении стоматолога и оказавшись в стационаре. Четверть опрошенных пациентов стационаров в последние годы несли определенные расходы за получаемую там медицинскую помощь. Почти в половине случаев (47% от лечившихся в стационаре) пациентам больниц приходилось приобретать за свой счет лекарства.

Также россиянам довольно часто приходится платить, чтобы преодолеть барьеры доступа к ограниченным ресурсам, которые в принципе должны предоставляться бесплатно, отметили авторы исследования. Более чем для трети тех пациентов, кто оплачивал лечение, это выступало инструментом их влияния на качество оказываемых медицинских услуг. Оплату объясняли невозможностью иначе попасть к нужному врачу или в нужную клинику, а также желанием получить быстрее нужные услуги, добиться большего внимания к себе со стороны медиков и отблагодарить их за проведенное лечение.

Деньги больше, чем пациенты

Самих врачей россияне воспринимают довольно скептически. В среднем почти две трети взрослого населения страны уверены в том, что профессиональный уровень большинства врачей в России ниже, чем требуется (58%), а врачи больше заботятся о своих доходах, чем о пациентах (60%).

Хуже всего дела обстоят с амбулаторной медицинской помощью. Согласно результатам опросов, большая доля людей (41%) отметили сам факт оказания помощи, но видимого улучшения здоровья они не заметили. Причем за прошедший год количество недовольных возросло на 9%.

Скорая помощь в целом удовлетворяет россиян, если не считать жалоб на ее задержки, которые могут стоить пациенту жизни. Каждый пятый из опрошенных, вызывавших скорую помощь (кроме Москвы и Санкт-Петербурга – здесь каждый десятый), сталкивался при этом с определенными проблемами: отказ в принятии вызова, долгое ожидание прибытия и др.

Удовлетворенность стационарной медицинской помощью весьма высока – в среднем по стране ей остались довольны 82% респондентов: из них 33% полностью удовлетворены и 49% – скорее удовлетворены. Среди довольных больницами больше всего людей обеспеченных (87%). Причина в том, что они могут получать стационарную помощь в более комфортабельных условиях, оплачивать дополнительный уход, считают авторы исследования.

Качество важнее доступности

Опросы граждан впервые выявили их отношение к дилемме проводимой реструктуризации системы оказания медицинской помощи: доступность или качество. Большая часть населения готова согласиться с некоторым ухудшением территориальной доступности медицинской помощи ради улучшения ее качества.

«Поэтому реструктуризация системы оказания медицинской помощи, направленная на повышение качества медицинской помощи посредством концентрации дорогостоящего современного медицинского оборудования и наиболее квалифицированных кадровых ресурсов в межрайонных медицинских центрах, создаваемых во многих субъектах РФ, а также в консультативно-диагностических и клинико-диагностических центрах, формируемых путем объединения поликлиник и объединения больничных учреждений, как это делается в Москве, может быть принята большей частью граждан», – утверждают Шишкин.
http://opec.ru/1857136.html

Неактивен

 

Board footer

[ Generated in 0.066 seconds, 8 queries executed ]