Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Дневник автопробега Москва-Сахалин 2008
09-11.08. Листвянка, берег Байкала.


Стоим, стоим. Спим сколько хотим, с трудом подымаю команду на завтрак. Поспать – это мы любим, даже на маршруте раньше 10 утра выехать не удается. Хотя ложимся часто рано.

Все, кто приезжает в Иркутск бывает в Листвянке. Всего-то 70 км по отличной дороге. Здесь был лимнологический институт, но его теперь перевели в академгородок Иркутска, а в здании остался музей института, который стал самостоятельным учреждением РАН. На первом этаже появился аквариум, довольно симпатичный, с нерпами, омулем, налимом и др. На третьем этаже – все та же старая, но очень интересная выставка животного мира Байкала. И очень интересная экскурсовод, по моему – профессиональная актриса. Говорит текст так, как роль со сцены читает. С заученными прибаутками. В целом – интересно, хотя спросить что-то боишься: вдруг не знает, собьется, и весь эффект испортиться. На экскурсию постепенно набилось человек до 50 и мы отстали. Но, кое что услышали, главное, как работает уникальная экологическая система в виде рачков разных, например – бокоплавов. Они обжирают рыбью тушку, опущенную в озеро за сутки до скелета. Как пираньи. И очень доходчиво нам сообщили, что некоторым рыбкам бокоплавы влезают в анальное и ротовое отверстия. Натурализм такой, все с улыбкой, ямочки на щеках актрисы играют. Конечно, про Шаман-камень, как проверяли на нем невест – сошла за ночь с ума – не годится в жены. И про землетрясения, которых тут по три штуки в день.

Поднялись на канатной дороге вверх, посмотреть на Байкал со смотровой площадки. До самой дороги нужно идти километра 1,5 вверх от музея, можно доехать, да нет указателей никаких. Прокатились на катере со стеклянным дном – самоделка тут местная. Прозрачность воды сейчас малая из-за летнего цветения – всего-то метров 15-20 видно вместо 30-40. Катерок ходит в исток Ангары, там глубина метра 3-4, не больше, на дне полно грязи, какие-то банки консервные, пакеты, бревна. Нет так, чтобы все устлано, но встречается. Рыбных стаек не много. И камень, камень, камень. Подошли довольно близко – метров на 15 – к Шаман-камню, посмотрели, как сиделось на нем невестам. Усидеть было можно.

У самого истока находится нерпентарий, в котором за деньги две нерпочки делают фокусы. Обшарпанный бассейн, мало места, помост какой-то из вторичных материалов – звери хороши, дрессура – хороша, антураж – ужас. Денег там собирают не мало, есть и спонсоры, о чем свидетельствуют надписи-доски на стенах. Но почему такое убожество – не ясно. Чуть выше рыночек, где бойко идет горячий омуль, изделия из кедра и камня. Тут покупал я Бурхана на 75-тилетие Зиновия Соломоновича Баркагана в 2000 г. Он потерял меня тогда из виду, телефоны сотовые еще не были так распространены, послал за мной в Листвянку больничную машину, которая меня не нашла: я в это время уже летел в Новосибирск. По прилету меня встретила сотрудница Санофи Анжела, вся в растрепанных чувствах, так как ее Зиновий Соломонович терроризировал все три часа, что я «пропадал с радара». Он любил четкость, отчетность о каждом чихе, тщательность не только в работе, науке, но и в быту. Требовал, чтобы я привозил его за 3 часа в аэропорт в Москве, до начала регистрации, тогда как я старался приехать аккурат к ее концу. Никогда не опаздывал, но он мне всю дорогу выговаривал, начиная выговор дня за 2 до отъезда. Брюзжал, он это любил.

Так вот, на этом рыночке встретили 3-х байкеров из Владивостока. На вопрос, как дорога, ответили – «Дороги нет, есть направление». Сколько раз мы уже слышали эту набившую оскомину фразу. А как доехали? – «Нормально» - был ответ. Если не упираться, держать скорость, то проехать не составляет никакого труда. Нужно объезжать камни острые и ямы глубокие, а так ехать можно. Мы слышали одно и то же, но мне показалось, что от Благовещенска до Читы они доехали за 3 дня, а Мише – что за 5. Не суть, важно, что без травм и приключений ребята прошли этот путь. Пригласили они на свой байк-слет в начале августа во Владике. Не очень уверен, что осилим мы этот путь – нужна команда и время. Хотя – чем черт не шутит. Кстати, кому интересно про поездки на мотиках – ссылка www.sinus.vl.ru – там полно таких поездок, что мама-дорогая. Человек за рубежом только за их описания стал бы миллионером, а тут просто так выложено – Австралия, Америка, Индия, Непал и т.д. и т.п.

Пишут мне из Благовещенска, что мы берем на себя повышенные обязательства и они нас предупреждали… Немного менторский такой тон, я бы сказал – свысока, «по-сибирски» похлопывают по плечу. Это, мол, дороги не среднерусские, тут вам не там, и т.д. Был один человек из Ангарска, Дядя Миша, такой, он тоже все говорил, что дороги сибирские не дороги русские, мол, рамы рвут тут на машинах. Как много страшилок, чего пугают. Навстречу идет почти сплошной поток перегона машин из Владивостока, сотни, они-то как-то прошли этот путь. За много лет общения с сибиряками пришлось слышать всякие страшилки – и морозы тут другие, страшные, и народ не тот – злой, набрасывается на проезжих. Но на проверку выходило, что ничего такого принципиально иного не встречалось. Получается, что мир делится не только «за Садовым кольцом» и внутри, а еще и на «Сибирь» и все прочее.

В Листвянке вновь встретили команду Артемия Лебедева. Они рассказали нам страшилки про свою поездку маршрутом Красноярск-Иркутск. Впечатление, что ехали мы по разным дорогам. Они ночевали в Канске, поскольку заезжали в сторону, в Железногорск. Мы прошли Канск с ходу, днем. Дальше, часть плохой дороги мы ехали уже в сумерки. Начало было под Тайшетом с 1117 по 1167 км (если правильно помню, правда, не понятно, от чего отсчитаны эти километры – от Новосибирска?). Сам Тема потерял на дороге 2 колеса, расколов один диск на 2 половины. Я о такой травме не слышал ранее. Другая машина – ренж ровер – оторвала мост от кузова и приехала на эвакуаторе. На сайт ребята выкладывают снимки вздыбленных ямами машин. Впечатление, что они ищут приключений, или за рулем совсем не опытные водители. Последнее – представляется наиболее вероятным.

Заходить на их сайт слабонервным не советую, ссылку – не привожу. Мат-перемат, видимо так выражаются эмоции. Сквозь матерщину с трудом пробивается какая-то информационная составляющая, но и она скорее эпатажная. Описываются дороги, рестораны, клубы, как течет вода из крана. Примером такого описания является запись о корове, вернувшейся в деревню с погоста. Невдомек авторам, что выгул, пастбище – не погост? Но сами ребята вполне доброжелательны, хотя несколько уставшие – днем едут, ночью осваивают местные тусовки. Даже записали какое-то интервью, я все пытался убрать из кадра пивные кружки и кости омуля. Не знаю, получилось ли. Я без всякого эпатажа сказал, что, по моему мнению, самая большая головная боль нашего здравоохранения – первичное звено. Все заняты специализированной помощью, высокими технологиями, а первичное звено вымирает как класс. В этом я еще раз убедился, поговорив с врачами и пациентами по дороге. Вначале было впечатление, что только в Москве такая жуть, хотя власти и пытаются что-то порешать, в частности - за счет мигрантов, выдаивания близлежащих областей (работают врачи вахтовым методом 1-2 недели, потом отдыхают где-нибудь у себя на Смоленщине). Но худо везде, и чем дальше от города – тем первичное звено безперспективней.

И второе – нужно что-то делать с БАДами в государственном масштабе – эти жулики реально вытесняют нормальное здравоохранение. В аптеках на прилавках одни БАД. Так как реклама лекарств существенно ограничена врачи, как и пациенты потребляюят лабуду про БАДы, которые никем и никак не проверяются и не контролируются. Даже в Олимпиаду сплошная реклама Капилара – агрессивного БАДа. И врач первички, и пациент знают, что БАД лечит все, а про современные лекарства не имеет понятия. Недавно больной спросил в форуме, а пить ли ему Гливек, не рекламный ли трюк это иностранных фирм. Смешно? – а 3 года назад гематолог в Ростове отказывалась назначать это препарат по тем же соображениям – не верю, мол, что он помогает. Зато в какую-нибудь мерзость вроде витурида наверняка верит: там убедительная реклама. Заметьте, что регистрацию БАД ведут не врачи, а люди с немедицинским – санитарным – образованием. Им виднее, что там помогает и как, в Роспотребнадзоре. Конечно, деньги ведь большие.

Ну это в сторону. Сплавали на катерочке–буксире малом ярославце «Штиль» на Кругобайкальскую железную дорогу. Ярославце - потому, что делались эти катера в Ярославле. Не знаю, есть ли они сейчас, но кораблик-трудяга, пашет и пашет. Кругобайкальской дороге 100 лет. Ее не успели построить к русско-японской войне и тогда впервые рельсы положили прямо на лед, пустив поезда через Байкал. Очень быстро дорогу закончили. Вообще тогда строили быстро и качественно. Правда, как объяснил нам капитан, при Сталине навели порядок и дорогу переложили. Действительно, рядом стоят старые фермы. До сих пор – 100 лет.

Мы поспорили с капитаном по поводу роли Сталина в истории. Я уловил какие-то сталинистские нотки в его речи, однако он быстро свернул на репрессии. Я ему напомнил, что БАМ начинал строить Сталин, что там одни из самых кровавых лагерей были при нем. Планировал – Николашка второй, пухом ему земля, реализовывал Иосик усатый, а доделывал незабвенный Леонид Ильич. Недаром в Тайшете кресты памятные стоят в нескольких местах. Никто про это не помнит, никто не складывает мозаику. В одном из лагерей на БАМе вохра покрошила весь лагерь – то ли бунт был, то ли просто развлекались (без приказа начальства – сомнительно). Но река окрасилась кровью и несколько дней текла кровавой. Так рассказывают… Бунты быдли санкционированы, война воров и сук велась по приказу, сук привозили в лагерь и они вырезали воров. Такое описано в единственной книге про Ванино, куда я не добрался. Хотелось бы с автором поговорить, а то про Ванино мы знаем только слова песни «Ты помнишь тот Ванинский порт».

Мы прошли по шпалам пару километров до туннеля. Там – холодно и сыро, с потолка капает, отдается звонкое эхо. Когда построили Иркутскую платину, часть дороги от Байкала до Иркутска ушла под воду. Когда плывешь по Ангаре – зрелище фантастическое: рельсы идут в реку. Поэтому дорога перестала играть прикладную роль. Но по ней идет пассажирский туристический поезд и грузы из порта Байкал до Слюдянки. Какая-никакая, но жизнь.

В распадке стоит частная турбаза. Добраться сюда можно только озером, стоят гневные щиты. Запрещающие тут жизнь. и смешно и грустно. Одновременно, что это «зона познавательного туризма». Гостеприимство по совковски.

Завтра – в путь, обратно. Дорога – не простая, сюда прошли ровно 10 тысяч, назад будет поменьше – никуда заезжать не будем. Удалось сделать ТО, поменять забитый воздушный фильтр. Свои запасы фильтров и масла мы бросили в Тюмени.