Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Дневник автопробега Москва-Сахалин 2008
14-15.08. Новосибирск, Омск, Тюмень.


Дорога Красноярск-Новосибирск не интересна своим в общем приличным покрытием. Есть отдельные места – километров по несколько десятков – с двумя рядами в каждую сторону, разделителем. Но они – эти участки автобанов – так же внезапно кончаются, как и начинаются – посреди тайги. Или нельзя понять. Зачем дорога вьется, делая повороты на 90 градусов каждые 500 метров. В одном месте дорога объезжала… огород! Иногда поражаешься бреду строителей. А иногда – дивишься новым технологиям, которые явственно видны: например под Мариинском укладка полотна на материю (стекловолокно), матерчатые сливы от полотна каждые несколько метров, заполненные крупным гравием. Такая дорога будет стоять, под асфальтом сухо и ее не будет пучить в морозы.

Этот отрезок пути красив своими видами, просторами. Которые периодически открываются с вершины очередной сопки. Конечно, мы их видели уже не мало, но каждый раз от красоты захватывает дух. Несколько раз видели открытые разработки, карьеры, наворотившие вокруг себя новые горы породы. Они тоже выглядят монументально и по-своему красиво. Такой пейзаж – кокетливо выглядывающий из-за макушек леса шагающий экскаватор. Их величину можно оценить подъехав к ним, но туда дорога закрыта – прямо на съездах с трассы стоят шлагбаумы. Теперь это частная территория. Раньше она была закрыта просто, часто из-за зон, теперь – из-за частного капитала. Времена меняются…

Под Кемерово словили камень в стекло. Крупный, такой булыжничек, как-то чиркнул он интересно, попав ровно под правый дворник. Первые минуты думал, что отделаемся только дефектом в месте удара, но постепенно трещина стала ползти. Хотя в целом можно сказать «удачно» попало, хуже было бы иметь дефект прямо перед глазами.

Приятно удивил своими гостиницами Новосибирск. Их тут довольно много, первая, на которую наткнулись – Сибирь. Отель скромно предложил нам номера по 7 тысяч рублей. Отослали далее в Новосибирск, на привокзальной площади – там всего по 5 тысяч. После переговоров удалось найти номера в Центральной гостинице «всего» по 3 тысячи. Но номера из советского номенклатурного прошлого: ванны сидячие (их делали, по-моему, в шестидесятые-семидесятые), бра, люстры, столы и стулья, холодильник, радиоприемник трехпрограмный – все музейно-архаичное. Только телевизор новый. Часть номеров без душа и туалета – они общие. Я бы брал за посещение такого номера, гостиницы как за музей. Но вода течет разная, шампунь лежит, все вежливо и споро, например, принесли раскладушку для Иры. Горничные с рецепшином переговариваются по воки-токи. Так что это я так – ерничаю. В гостинице хороший ресторан, но я по предыдущим посещениям помню, что в Новосибе готовят хорошо, тут едальню уважают. Дороговато, правда, медленно все.

Еще одну технологию, которую мы упустили. Транспорт ХХ века – самолет. Во всем мире вы летаете не прямыми рейсами, а через аэродромы подскока или аэропорты-коллекторы. Так в США таких несколько, например в Атланте. В Европе – Шарль де Голль в Париже и во Франкфурте-на-Майне. Прямых рейсов не много, чаще идут пересадки. Это только на первый взгляд плохо. Но сегодня из Красноярска в Хабаровск хорошо если раз в неделю летает самолет, представьте бедного командировочного, которому нужно на 1-2 дня переместиться. Он должен ждать несколько дней посадки у себя, потом прилетит и неделю будет ждать посадки обратно? Из каждого сибирского города в Хабаровск ежедневно нужно лишь нескольким людям, и все они ожидают полета несколько дней. Если бы в Красноярске или Иркутске был бы аэропорт подскока – прилетел туда, пересел на хабаровский рейс (он – полон пассажирами из других городов Сибири и Урала) и – вперед. И каждый день – рейс, и каждый день – стыковка. Свобода перемещения, связи.

Утром поехали в музей техники Трансибирской магистрали. Интересно. Много паровозов, всякого разного, что можно рассмотреть. Стоит вагон-кухня и вагон-операционная санитарного поезда. Штатный такой вагон. Только производства он почему-то 37-го года. С кем тогда воевали – не припомню. Или готовились активно к агрессии? Пока гуляли по музею, мимо на полном ходу проследовал состав с военной техникой – боевые машины пехоты, санитарные автомобили, несколько вагонов охраны. Как-то не хорошо сжалось сердце – на фронт? Конечно, может быть и на учения, но что-то ездя тысячи и тысячи километров по России многие годы, давно не видел я состава военной техники. И не зачехленная ведь техника идет. И несется состав в городской черте, мимо перронов, как литерный поезд, по зеленому коридору. Думать о плохом – не хочется…

Дорога от Новосиба до Омска идет в основном через болота. На болотах дорога, мягко говоря, неровная. Ехать можно, но оочеень неровно. Впрочем, за 6 часов удалось преодолеть это расстояние. Ехали без обеда, с одной остановкой (не считая 2-х заправок). Въехали совсем засветло. Поездили по городу, благо никаких заторов в центре нет. Андрей все время в городах пользуется картами гугля, очень помогает найтись. Фотографии со спутника, поэтому иногда можно определить даже крупные, особенно не обычной формы, здания. И хотя нет названий улиц, все равно можно очень здорово проехать по маршруту. Фантастика, этот Интернет. Без всякого джипиэса, просто смотришь на свой маршрут сверху.

Гостиница Турист в самом центре, на берегу Иртыша. Прямо против входа – домик Колчака. Сама гостиница не менее «совкова», чем в Новосибирске, но цена – ниже в полтора раза, более того, нам предложили опцию оплаты за пол-суток. Может быть и раньше про то нужно было спрашивать – не знаю, но такую оплату я встречаю впервые. Гостиница пуста. Мы поспорили с ребятами – я им сказал, что не смотря на пластиковые окна в ней будет ванна. Так и оказалась, ванна стоит с давно стертой эмалью, один кран на ванну и нависающую над ней раковину. Но потолок уже из наклеенной плитки, новые современные бра и люстра. Кстати, пластиковые окна встречаются постоянно в деревнях: среди покосившихся избушек, находящихся под 45 градусов к земле, угол одного окна часто уже касается ее поверхности, вдруг видим пластиковые окна. Сама изба без ремонта, а окна вставлены. Чудеса в решете.

Омск строится. Город очень богатый, просто прет из него. Откуда деньги – не ясно, но кварталы и кварталы новых домов, мосты, офисы. Улица старого центра из капитальных двухэтажных купеческих особняков. По-моему это улица Ленина. И по ней идет стрит-рейсинг. Прямо часов в 10-11 вечера.

На обратной дороге порыжел лес. Сначала просто изменился общий фон, но с каждым днем все больше встречается деревьев с желтой или красной листвой. Осень наступает. Поля зерновых все чаще убраны, лежат скирды соломы. По дороге туда в основном на полях лежали валки сена, теперь – солома, сено убрано. В полях комбайны Россельмаш и Красноярского (Енисей голубой) заводов – специально смотрели. Хотя и иностранные встречаются. Много Кировцев. Вообще удивительно, как много полей засеяно. Все говорили о потере пашни, о гибели сельского хозяйства. На вскидку: не менее 80% полей так или иначе используется. Или стоят под паром. Брошенных полей, на которых уже кустики растут практически нет. Может быть севернее – под Кировом и Пермью – такой заброшенной земли было поболее, так там и деревни вымершие стоят. Зона, по нынешним меркам, не для земледелия. А тут, поюжнее, все живет. Мы ездили по разным дорогам, не только федеральными трассами – везде картина одинакова. И хотя коровники в основном разрушены, такие бетонные скелеты, коров гуляет по полям огромное количество. Несколько раз видели мы и работающие комплексы. Восстанавливают старые, кроют крышей, ставят и совсем новые комплексы. Жизнь продолжается…

Кстати, про российскую технику. По пути от Красноярска шел навстречу огромный поток китайских большегрузных грузовиков. Они, конечно, сильно подвинут нашу технику. А от Новосибирска густо идут новые КАМАЗы, Уралы, УАЗы. Видимо конкуренцию мы пока держим. Да и на дороге все-таки пока КАМАЗов больше, чем других машин (правда, тут относительно мало трейлеров, они чаще западного производства). Очень много жигулей, лад. Центры продаж в городах. Вообще число праворульных машин снижается, в Красноярске специально считали – всего 40%, хотя еще лет 8 назад практически все машины были с правым рулем. А в деревнях в основном Жигули, много Москвичей, встречаются живые Волги. Запорожцев вот нет – иномарка. Зато несколько раз встречали 401 Москвич. Живой.

До Тюмени дорога уже знакомая, доехали быстро с одним перекуром. По дороге Миша вспомнил про проблемы буксировки автоматической коробки передач. Остановили перегонщиков, посмотрели в инструкции – нельзя долго тащить. По счастью, Михаил Яковлевич, который помогал нам со сцепкой, не реализовал ее. При въезде в Тюмень стояло несколько автовозов, из них двое – из Москвы. Удалось договориться с одним из них и мы погрузили оставленную машину на платформу. Все это время она тихо простояла на платной стоянке. Для упрощения решения проблем на автовоз сел и Миша, и уехал. Погрузка была долгой, машина никак не вставала в нужную позу. Но расставание было каким-то неожиданным. И грустным. Вместе прожиты три недели, пройдено почти 15 тысяч километров. И вдруг дороги разошлись…