Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Дневник автопробега Москва-Сахалин 2008
27/07. Тобольск


Проехали за день более 1200 км, выехали в 9 часов утра, потратив 3 часа на сборы. А приехали в час ночи. Удивительная дорога. Я знаю такие перлы русского языка, перекочевавшие на дорожные знаки (творчество местных милиционеров в виде предупреждающих плакатов), как колейность асфальта (даже в Москве, сволочи на шипах, портят родное МКАД, о чем наш любимый мэр неоднократно вещал с экрана). А может быть лучше в асфальт в нормальной пропорции добавлять камень, а не лить битум на землю и посыпать его потом каменной крошкой? Еще новоязовское понятие - «пучины» (ударение на первом слоге, не путать с бывшим президентом – там фамилия происходит от пути) – пучит асфальт такими надолбами, иногда под пол-метра высотой.

А тут, от Кирова до Перми местами – десятками километров – асфальт сполз на стороны, поперечные канавы глубиной по 20-30 см, и такие же надолбы перед ними и за ними. Если бы не джипы – тащились бы мы еще к Екатеринбургу сейчас.

«Хорошая дорога» ,оказывается, именуется федеральной трассой Санкт-Петербург – Пермь. В чудовищном сне приснилась кому-то эта федеральная трасса. Такой дороги – десятки километров, а ремонта не видно – только «ямочный» - еще один новояз – когда совсем асфальт уплыл, срывают остатки в сторону и льют на этом месте заплату. Иногда по 10-20 и даже 50 метров. Как только слили, все опять плывет. Работа - как в прорву. Ведь под асфальт, извините, нужно было класть подушку, дренировать и т.д.

Машины пока ведут себя на «отлично». После укрепления и прокладки резиной груза на крыше звон прекратился, подвязанный веревкой глушитель перестал ежесекундно молотить по амортизатору. В машине стало тихо. А ведь сюда хотят возить тоннами донорскую плазму для строящегося завода по получению VIII и IX факторов свертывания. Сейчас на это брошены миллиарды рублей, но все эти деньги вероятноухнут в песок раздолбанных дорог

Уже вечером, на закате солнца – какой закат! Все вертели головами и щелкали фотоаппаратами, даже водители. Так вот, на закате, посредине между Екатеринбургом и Тюменью (стало быть, где-то на 150 км от первой) мелькнуло странное зрелище: прямо на съезде стоит РАФик, на нем – багажник, навьюченный на метр в высоту скарбом. Такие машины показывают в репортажах из Афганистана или каких еще восточных стран. Все стянуто веревками, рядом, на багажнике стоит человек и что-то делает. Еще несколько человек – ходят вокруг РАФика. Думаю, этот тот самый РАФик, про который мне говорил мастер из автосервиса. Но на скорости все мелькнуло, пока сообразил, кто это, уже уехали на пару километров. Не возвращаться же… Но сама по себе встреча – интересна.

Дорога Тюмень – Тобольск прямая, ровная как стол, машин мало. Хоть и ночью, а скорость редко сбавляли ниже 120-140 км. Правда, обещанного Верой Петровной хай-вея нет, как нет и фонарей вдоль всей дороги, но после предыдущих 1000 километров мы просто отдохнули. Долго плутали (хотя указатели есть) по Тюмени – нас то посылали по роскошной объездной дороге, то, внезапно, сбрасывали в заводские районы. Увидели машину милиции, стали останавливаться, а она тронулась при нашем подъезде. Мы загудели в два гудка, а доблестные стражи в матюгальник сказали – мы не задали ни одного вопроса – прямо, прямо. Выяснилось, что и в Тобольск и в Омск (там потом были знаки) действительно прямо. Было смешно…

По дороге ни одного указателя, что едем на Тобольск. Ханты-мансисйск, Сургут, но не Тобольск. Этого города как бы и нет для дорожных властей. Видимо, до сих пор мстят Тобольску за его столичное положение в VIII – IX веках. Тогда кандальный тракт шел из Екатеринбурга на Тобольск, а Тюмень стояла в стороне от проездных дорог.

На высоком берегу Иртыша стоит светящаяся надпись – Тобольск. За ней – весовой контроль и темная дорога в лесу. Вокруг горят факелы попутного газа на нефтевышках, и – никакого города. Километров через 5 – строящийся мост, указатель на Сургут – и опять города нет. Покрутившись на пятачке, спросили у проснувшейся машины гайцев (она, замигав фонарями, остановила кого-то, а я бросился к ней, как к родной). Оказывается, город «за углом». Но никаких указателей. Теперь я понял смешок экскурсовода, с которой я связывался, что если заметите знак на Сургут, от него налево. Знак – не знак, а доморощенная табличка, указывает он не на дорогу, а на объезд. В общем все что угодно можно подумать. Но добрались, нас ждали номера, через стенку с хатой местных гостиничных девочек. Они вели себя тихо, и мы мгновенно уснули.