Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

29.07.09 Омск
Зачем такую рать держать?
От П.А.Воробьева

Конечно, впечатлений много, не со всеми удается сразу разобраться. Очень удачно, что приходится писать не одному, хроника, фактологическая канва выстраивается другими участниками поездки, что дает больше возможностей для аналитической работы.

Я начал давать оценки дорогам, по которым мы проезжаем. Повидав много дорог в мире, могу оценить каждую комплексно, в баллах, учитывая не только число полос движения, но и покрытие, наличие разделителя, ширину, обочину, повороты. Так вот, как только съехали с трассы М7 в районе Елабуги дорога стала портиться. В Удмуртии балов выше 3-х нет вообще, хотя она не очень загружена, но ехать трудно. Не выше 3-х баллов дороги в Пермской области, причем везде, кроме участков хай-вэя непосредственно вокруг Перми. Они и не очень разбиты, но ездить опасно. Все стараются жать педальку, хотя дороги узки и с крутыми поворотами.

За Пермью дороги не лучше, но все-таки между 2-3. Уже на выезде и Пермского края вдруг отрезок совсем ровной трассы, знак, что до поста ДПС всего 100 метров. Но поста не видно, хотя видимость метров 200-300. Стоят поперек дороги рамки, на которых обычно фиксируют камеры перед постом – но камер нет. Ограничение сначала 70, потом через 100 метров – 50. Почему? – понять нельзя. Ни деревни, ни перекрестка серьезного. Одинокое новое здание, похожее на кафе. Ан нет, это и есть пост ДПС. В нем – 3 бездельника стригут купоны. То есть штрафы. Все по серьезному, видиофиксация, запись номера на камеру, скорость выводится. Надпись, что ведется запись на диктофон и попытка дачи взятки – статья такая-то. Только мне показалось, что камера стоит где-то не там, где знак «50 км».

Да и не в этом суть. Суть в простом вопросе – а зачем это все тут? Кому это надо? Зачем это снижение скорости? Обирать проезжающих водителей? Чему это учит? Показательно, что компьютер сказал женским голосом – «федеральный розыск» – и никто бровью не повел, все гайцы отвернулись. По «федеральному розыску» они сегодня не работают.

Ясно, что в любом месте можно поставить знак и собирать дань. Не там, где опасно, а там, где надо, чтобы на приданное дочери накопить. И все. В Европе, если стоит знак, значит там опасность, а у нас - возможно выпас гайцев. А может быть их там и нет. Вид русской рулетки. Все несутся: чаще всего – пронесет. При Ельцине подавляющее большинство этих придорожных застав позакрывали – теперь ренессанс, новые строят, из красного кирпича и под железной крышей. Деньги освоены, федеральная программа по безопасности на дорогах выполняется: все довольны.

В Свердловской области дорога пошла получше. На въезде в область она балла на 3, ровная и гладкая. Перед городом – километров двадцать хай-вэя. В этой области появились белые вагончики с красными полосами с надписью «медицина катастроф». У вагончиков – «скорая» стоит. Где «газелька», а где и «фольцваген». С крупной надписью «реанимобиль».

Утром, после ночевки между Екатеринбургом и Тюменью останавливаемся у такого вагончика. Он стоит рядом с постом ДПС у поселка Талица. Некоторые расположены у придорожных кафе. Разговариваем с фельдшером, он с удовольствием все показывает и рассказывает. Таких пунктов – 11 по области, область первая в стране начала их делать еще 3 года назад (в прошлом году, видимо, было их существенном меньше, и ехали мы часть пути в сумерках – не обратили внимания). Стоят такие вагончики каждые 50-70 км по федеральным трассам. Круглосуточная бригада из 3-х человек: спасатель, водитель, фельдшер. 3х3=9 человек на пост. Не знаю, какие там зарплаты, предположим по 5 тысяч, умножаем на 9, получаем 45 тысяч. На 11 постов – пол миллиона в месяц или 6 миллионов в год. Да еще есть административная надстройка – куда без нее. И налоги. И ГСМ, ремонт. Сами по себе вагончики стоят, думаю, под миллион каждый, их штук 20 (по 2 на пост). Плюс машины по паре миллионов. Могу ошибаться, но первичные вложения только миллионов 30-40.

Теперь эффективность. Смущаясь, после неоднократных просьб, фельдшер выдал нам объем своей работы – обычно 1 вызов на аварию в день. Одно время выезжали видимо за деньги по соседним селам, потом стали брать на себя часть вызовов по скорой: скучно маятся весь день. На всю команду – 3-4 тысячи вызовов на аварии в год. Много? вроде да, но среди этих аварий всего 2-3% требующих какой-то экстренной медицинской помощи, те, где такие ресурсы могут пригодиться. Получается, что прямые текущие затраты на 1 выезд где-то 2 тыс. руб., а если говорить о сложных случаях - то и 20 тысяч. А с учетом основных средств затраты подрастают еще на порядок. На мой взгляд, удовольствие дорогое и не нужное.

Задаю фельдшеру вопрос – что делают гайцы, помогают? Нет, нос воротят, иногда только подержат ногу, например при шинировании. И все. Объем помощи – остановка кровотечения, фиксация при переломах (шинирование в мире умерло), обезболивание, введение жидкости, отепление. И, в общем, все. Никакая реанимация не нужна и работать не будет. Если решить только эти проблемы – уже будет здорово. Только кажется мне, что бьются больше и чаще на сельских и межгородских дорогах, где ездят абсолютно пьяные, и где никаких постов экстренной помощи нет.

Решение проблемы очевидно: парамедики. Все, что я обрисовал не требует специального медицинского образования и реанимобиля. Все это могут и должны выполнять гайцы. Их обучить дешевле, чем строить эти пункты «медицины катастроф».

Поразительные «находки», например – жилет спасателя, в котором много кармашков, в каждом – несколько разноцветных лент, условно обозначающих – труп, агонирующий, живой и т.д. Чтобы «скорая» сразу знала, с чем ей иметь дело при эвакуации. На каждой ленте - кармашек для талона с индивидуальными данными. Рассматривать все это как изобретение, не представляется возможным, так как обсуждалось все это на занятиях по гражданской обороне или военной медицине. Но никогда не делалось. А тут понадобилось и сшили сами. Опять, не системное это решение, возможно и удобное кому-то, но, похоже, каждый регион будет шить свой картуз (фартук, жилет и т.д.)