Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

04.08.09 Абакан
Нам песня строить и жить помогает.
– Ах где мне взять такую песню.

От П.А.Воробьева

Прошел очередной семинар, на этот раз – в Абакане. В зале не много народу, человек 30-40, никто не кивает согласно головой и, видимо. Вообще плохо понимают, про что тут речь. Заместитель министра пытается бойко рапортовать про «все хорошо», но это ее основная функция. Один из местных сотрудников докладывает о том, как они купили и внедрили систему контроля качеством, изобретенную в Кемерове, о которой кемеровчане знают разве что только понаслышке. Так бывает, нет пророка в своем отечестве. Вот она рассказывает о большом талмуде методических рекомендаций из Хабаровска, но бывая там ежегодна, а иногда и по 2 раза в год, выступая там с вопросами качества, я ничего про это не слышал. Конечно, что лучше, чем ничего, но создалось прочное впечатление, что все, о чем докладывалось на самом деле лишь бумажки, до народа не доходящие. Так, даже местные стандарты не опубликованы, их нет в Интернете, как с ними можно работать? А никак и не работают.

Вот, говорят, нужен табель оснащения, спущенный сверху, без него, мол нельзя провести лицензирования и суды с прокурорскими очень лютуют. Предложил им выписать из Номенклатуры работ и услуг услуги по специальностям – к ним легче привязать аппаратуру. Не поняли. Штатные нормативы не пересматривались с 1937 г. в редакции 1964 г., исполненные кем-то по фамилии, напоминающей мне автора книги о вкусной и здоровой пище – Молоховец. И не могут, бедные, сдвинуться с мертвой точки, то им прокуратура мешает, то смелости не хватает.

Общения в зале не получается. Врачи, администраторы действительно не понимают, про что мы. Мы распускаем хвост про АВС и VEN-анализы, про DDD, а им горемычным до всего этого – как до облака. Вскоре становиться понятна реакция. Заезжаем в республиканскую и городские больницы и приходим… нет, не в восторг…

Кое где сделан ремонт, не евро, конечно, но все-таки. Кое где его нет и в помине. Часть зданий – в приспособленных помещениях, часть – в давно устаревший. Не очень понятно – а есть ли тут лифт. Интересуемся гемодиализом: на 6 почках крутят 38 больных. В 4 смены. Так как персонала нет, сокращают время диализа. Об этом обычно не говорят, но это не допустимо, время диализа не может быть меньше расчетного. Это как дать половинную дозу наркоза: вроде спит и не спит. Тем не менее такая практика сейчас распространена повсеместно, скандал уже был в Челябинской области, в Томске ситуация аналогична. Зачем взяли столько больных – да сам и ответ знаю, попросили за одного родственника, другого – как отказать? Диализ переполнен и новых больных взять некуда, перспектив – никаких. Работает на все про все два врача, нефролога в регионе нет, как нет и гематолога (недавно одна молодая девочка появилась, но ей еще расти…). Делают плазмаферез, но в основном больным с системными васкулитами. Сепсис плазмаферезом лечат редко, хотя процедура эта высокоэффективна, драматически эффективна, особенно при септическом шоке. Как и при краш-синдроме, но тут не используют наши наработки, которым уже 20 лет: произведенный в первые сутки извлечения из завала плазмаферез профилактирует острую почечную недостаточность в 90% случаев. Это – не шутки, это опыт работы на землетрясении в Армении.

Интересны телемедицинские консультации травматологов. Травма в районе лечится в общехирургических отделениях, но там нельзя оперировать – некому. Раньше всех, про кого есть сомнения, тащили в Абакан, но далеко не всех – оперировали. Вместе с тем транспортировка приводила к нарушению образования костной мозоли и переломы срастались плохо. Теперь о необходимости операции в Абакане решают по электронной почте: присылают сканированный снимок, а лучше – снятый на фотокамеру на негатоскопе. И вопрос решается заочно, если нужна операция – визите, нет, лечите сами. Поток снизился на 10-15%.

Спросил про тазобедренные суставы. Нет, только за деньги пациентов, всего где-то 15 суставов за год. Государство не оплачивает суставы и их ставят крайне мало. Жаль, ведь это не бог весть какие деньги, да и квоты на это выделены.

При все при том, много лет уже в Абакане делают тромболизи при инфаркте миокарда – до 40 в год на 200-220 инфарктов. Это – не плохой показатель. Начали делать его раньше, чем во многих других регионах страны, раньше, чем это вошло в стандарты. Докторская диссертация В.В. Баева была этому посвящена – экономической целесообразности тромболизиса. Сейчас задумываем следующую, по отдаленным последствиям всего этого под углом зрения экономики.

Интересуюсь гемостазом. Как-то все загадочно, врачи произносят слова про МНО и D-димер, но дальше – туман, вроде купили какую-то лабораторию, но что она делает не знает никто. Странная история, ну хоть D-димер появился. Правда никто не знает, что это за зверь и что с ним делать.

Владимир Владимирович привел и показал мертвое отделение. Он и раньше мне говорил, но увидеть такое своими глазами оказалось почти что шоком. Год назад отсюда уволился последний врач и отделение пульмонологии и аллергологии закрыли. Нет проблем. Койки вынесли, в ординаторской открыли молельню. Гулкий мрачный коридор, ни больных, ни персонала, лишь открытые двери с надписями «палата №6», да какие-то личности с чайником, проскальзывающие из туалета в кабинет человека по ГО. И все. Здесь воочию понимаешь, что вопрос о закрытии здравоохранения – не пустой звук, а вполне реальное событие. Здесь зловеще звучат слова омичей, что медицинского персонала осталось на полтора года работы.

Завязалась у нас дискуссия с участниками поездки – как быть. Куда идут студенты медицинских вузов? Как привлечь их на работу, или заставить путем принудительного распределения? Как рабов на галерах приковать к стульям в ординаторских? Некоторые вопросы решаются просто в разговорах с врачами. Вот открылась сеть антиспидовских центров чуть ли не в каждом районе. Нашлись деньги на ремонт зданий, покупку современных лабораторий, приличные зарплаты врачей при малом объеме работы. Теперь они еще и гепатит на себя «берут». Напомню, что центры эти не в системе минздрава, а в системе госсанэпиднадзора. И деньги оттуда же. Не минздравовские. И Закупки централизованные, про объемы говорить не будем. И на каждого зараженного ВИЧ приходится минимум 1 сотрудник центра. И никто не утомляет врача работой. Вот и бегут туда люди из больниц и поликлиник: чистенько, вольготно, ни за что не отвечаешь, никакого тебе профессионального выгорания. Про эффективность такой системы никто не пикнет, всем известно, что СПИД – первый враг человечества. И про экономическую целесообразность никто не скажет – против первого врага никаких денег не жалко. И против второго – гепатита, и третьего – поросячего гриппа. Вот там и работать.

Вообще большой вопрос, как чисто медицинские проблемы лечения болезней оказались не в ведомстве Минздравсоцразвития а совсем в другом ведомстве – Роспотребнадзоре. Надзорный орган управляет всем – закупает препараты, диагностирует, лечит. Какой-то фарс. Теперь еще на туристов наехали, то с автоматами их гоняют, то в больницу почти принудительно кладут. Вот история из первых уст: в Каргасок вернулась девочка из той делегации, которая ездила в Великобританию и там кто-то заболел. Девочка, по возвращению пошла в кафешку на дискотеку. Не знала она, что следом пришла телеграмма о возможном заболевании ее поросячим гриппом. Но стражи уже на страже. Что оставалось делать – только выполнять инструкции: собрать экстренно штаб, принять меры по ограничению, пресечению, изоляции. Вызвали милицию с автоматами, заблокировали двери в кафе, вывели всех по одному, переписали, чтобы потом контакты выявлять. Конечно, всех напугали, но думаю, что посеяли и чувство злости. Гриппа не было. Смешно? Грустно? – Страшно! Народ привык, что с ним разговаривают автоматчики даже по проблемам медицинским.

Одновременно с нами Абакан должен был посетить Д.А.Медведев. Где-то мелькнула мысль, что дошли до него вопли и стенания народа, наши посылы о научном обосновании справедливого здравоохранения. Может так встретиться решил – в Москве-то недосуг. А тут на Хакасских степных просторах можно. Вдали от рати своей оголтелой. Но нет, самолет главного врача страны не прилетел, и все наши пожелания остались втуне. Планы, говорят, изменились. А тут так все готовились. Всех под ружье поставили, травматологи с нейрохирургами, скорые помощи – все заступили на вахту встречи. Не состоялось, увы…