Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

05.08.2009 День четырнадцатый. Где-то в Красноярском крае
От О.Борисенко

Вчера после того, как я сделал запись об эмоциональных проблемах коллективов, на стоянке произошла перепалка. Как и предполагалось, из-за сущей мелочи – стоять здесь или ехать дальше, как класть поленья через лужу и грязь – вдоль или поперек. Андрей и Миша уперлись рогом, исчерпав свои доводы. В таких случаях выход только один – делают так, как сказал главный. Это не удар по демократии, это борьба с базаром. Все остальные дни команда была командой, но в этот вечер дала сбой. Наверное, сказались усталость и напряжение тяжелой дороги. В команде личные интересы есть до определенной поры, и они подчинены общим. В команде нужно не только уметь быть винтиком большого механизма – это должно нравиться. И никакого ущерба индивидуальности здесь нет, это просто другая организационная форма существования человека. Еще важно соблюдать субординацию и уметь отступать. В этот вечер только ультиматум Павла Андреевича прекратить пробег, если ребята не договорятся, спас всю поездку.

Сделав эту запись, я увидел перевернутый автомобиль Павла Андреевича. Джип лежал на правом боку, перед мостом через речку, сразу за крутым поворотом. Ощущение – нереальности происходящего с нами, как будто это чужая машина. Выскочили, подбежали – в оказавшееся наверху окно стучалась Иришка, внутри слышался голос Галины Семеновны, были видны движения Павла Андреевича. Немного отпустило – живы. Попытались открыть двери – не удалось. Андрей залез на крышу и смог открыть дверь со стороны водителя. Первой вытащили Иришку, вторую – Галину Семеновну. Я принимал внизу. Миша скомандовал мне бежать за поворот, поставить знак аварийной сигнализации и тормозить проезжающие машины – джип лежал сразу за поворотом, очень опасно – так как было мало место для торможения. «Аварийки» под рукой не было, схватил что было – красную куртку Андрея, и побежал. Через листву видел, как появился Павел Андреевич, как он обработал порезанную руку Галины Семеновны. Стоял, ждал, мучился – возвращаться или нет. Павел Андреевич крикнул, чтобы я просыпался.

Вернулся, из машины уже вытащили кое-какие вещи, засняли лежащего динозавра. Поток машин на этом участке не очень большой, и все притормаживали – предлагали помощь. До ближайшей деревни в одну сторону – 10 км, в другую – неизвестно, возможно, до 80 км. Вначале мелькала шальная мысль поставить машину на колеса и ехать дальше – поврежден бок и выбито правое стекло переднего пассажира. Но быстро пришли в себя – машина ведь на страховке, нужно вызывать ГИБДД. Так как мобильной связи не было уже давно, с Мишей съездили в ближайшую деревеньку позвонить с городского телефона. Добрались до поселкового совета, двери открыты – повезло. Любезная сотрудница дозвонилась до начальника местной железнодорожной станции, а та – до ближайшего поста. В ГАИ вызов приняли: авария на мост через реку Сейба, 210 км федеральной трассы, пострадавших нет. А до места аварии милиции ехать 80 км. Возвращаемся, здесь уже машину цепляют к проезжающему грузовичку – решили перевернуть. Машина снова на колесах.

Разбор, сбор вещей, разговоры под солнцепеком, разбор ситуации, семечки и нагревшаяся газировка: ждем милицию. Ровно через 2 часа после вызова приезжает сотрудник ГИБДД. Сбор анамнеза, измерения заняли несколько часов. За это время подъезжали очень странные ребята – машина за одним поворотом, трое пассажиров ушли за другой, водитель о чем-то расспрашивал. Лица сбежавших уголовников. Но гаишника они знают. Ходили, что-то вынюхивали кругом. Потом водитель спросил разрешения у сотрудника уехать, и ребята уехали. Уже перед нашим отъездом эта машина показалась снова: и опять водитель в машине один, откуда-то из кустов вылезли трое. Медленно проехали мимо нас, лица напряжены. «Не везет мне в смерти, повезет в любви» - поется в песне. Раз уж случилась авария, то от бандитского нападения Провидение должно уберечь.

После разбора с гаишником стали машину заводить. И тут стало ясно, что блоки на обочине перед мостом в Красноярском крае остановили автопробег. Машина сломана и, возможно, серьезно. Внезапно накатили опустошение и обида. Не дается нам Сахалин! Что поделаешь, здесь мы не властны. Нужно возвращаться назад. Привязанные машины медленно покатились в Абакан. Там Баев, машину можно будет отправить на ремонт в Москву. Из графика при таком раскладе мы сильно выбиваемся – в намеченные даты никак не успеть.