Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Встали рано, часов в 6 по местному. Впрочем, в 11 вечера все уже мирно посапывали в дырочку. Восьми часового сна вполне достаточно. Быстро сложились, с просто не бывалой скоростью – от момента моего проснутия до выезда – ровно час. Впрочем, палатку бросили на заднее сидение не просушив. Где-то за час доехали до Омска, обогнули его и остановились на завтрак в какой-то харчевне, в ней тоже мотель. Просто – супер обстановка, все в дереве моренном, рога развешаны. Что твой ресторан в Москве. Но самое поразительное – цены. Два блюда, включая пельмени, на пятерых стоят около 500 рублей. Не на рыло – на всех. Тут жуткая конкуренция на дороге и цены удивительно низкие. Второй раз мы ели в Тунгусово, деревне уже ближе к Каргаску, вечером – там вообще все вместе наели или на 350 или на 650 рублей с первым и вторым. Даже не запомнились цифры, так дешево.

Дорога в целом хорошая, едешь достаточно быстро. Некоторое время первым шел Миша, он начинает гнать, не следит за ведомым. Под нас вышел какой-то БМВ с бензоколонки с тонированными стеклами (у меня сразу стойка!), номера – Ханты-Мансийские. Мы его немного приложили, так как он выскакивал буквально под колеса. Через пару километров он нас догнал и пошел на тройной обгон фуры, идущей перед нами, уйдя на обочину. Как-то агрессивно-неадекватно. Потом где-то отстал, пропустил нас вперед. И – стал догонять. Пристроился сзади. В это время дорога оказалась абсолютно пустой, Миша исчез из виду, вокруг тайга, и – никого. Ни встречных, ни попутных. Конечно, никаких видимых причин не было, но кто его знает. Береженного бог бережет. Стал связываться по рациям – благо их две – ни одна не срабатывает. Они реально берут в прямой видимости. Несколько минут интенсивной ругани в молчащий эфир. БМВ обходит нас, едет некоторое время впереди, постепенно удаляясь, потом впереди показывается Мишина машина. Я высказываю ему все, что думаю: ведущий должен держать ведомого. Для меня перейти со 120 на 130 – задача почти непосильная, очень тяжела машина и высока парусность. Миша где-то разогнался и не сбавляя скорости ушел, оторвался, забыл думать про нас. Это, при такой тяжелой дороге и скорости – не правильно.

Где-то посредине пути от Омска до Новосиба периодически появляются знаки «70», необъяснимые сплошные линии разделительные. Это кормушки местных ментов. Они нарисуют, знаки расставят, и дань собирают. Обычная разрешенная скорость на трассе – 90, все идут до 110, так как штраф за такое превышение минимален. А если ограничение 70, то и превышение скорости и размер штрафа увеличивается в разы. Ну кто будет бросать скорость и тормозить посреди чистого поля? Знаки не логичны. Но мигают встречные, дальнобойщики по СБ-рации предупреждают. Проскакиваем место кормления без потерь.

Ребята по СБ пытаются разговорить дальнобойщиков на тему надписей на наших бортах. Кстати, опять обгоняем красноярца, о чем он тут же сообщает в эфире. Большинство реагирует достаточно равнодушно. Кто-то начинает матюгать все на свете, костеря всю власть с самого верха. Один такой дальнобойщик завелся на полчаса, ребята давно уже уехали, а из эфира продолжало периодически, как эхо, доноситься: «Путин, мать его с Медведевым, довели народ…»

В установленное время проскакиваем расстояние Омск - Новосибирск и уходим на Колывань. Эта дорога появилась в прошлом году, она нам знакома. Новый северный обход Новосиба прямо на Кемерово. Очень сокращает путь, да и загруженность его мала. С него нам уходить собственно на Колывань. Едем весело, дорога ровная как стекло. Вдруг на пригорке из автобусной остановки слева по ходу движения выходит гаишник. Перед ним идет поток мне на встречу, но прямо к моменту моего подъезда заканчивается. Гаишник машет жезлом, вроде мне, но я ничего не нарушал. Встречки не было, скорость максимум 110, поселков, ограничений никаких не было видно. Проезжаю мимо. Оказывается. Андрей снимал всю сцену на камеру. Вообще лишнего останавливаться не хочется. Одно дело явно нарушал, пост стационарный. А так, в чистом поле – да идите вы. Очень надо – догоняйте, объясняйте, чего хотели.

Начинает смеркаться, и мы едем до темноты, чтобы больше пройти. Сворачиваем в Мельниково на Каргасок: еще 500 километров, и мы у цели. Нас там ждут, поэтому можно ехать в темноте. По расписанию я планировал 1350 км пройти в этот день, реально получается наверное больше километров на 100-150. Примерно 300 км – асфальт, дальше – грейдер. По сравнению с нашим приездом в 2008 г. грейдер разбит основательно. Стоят тучи пыли, скорость движения снижается до 60-80 км. Но машин, не смотря на поздний час, много. На ужине нас догоняет две санитарные машины из Парабеля, мы просим сказать коллег что-нибудь на камеру про справедливое здравоохранение. «Справедливое – это когда в здравоохранении будет много денег», - изрекает один из них, видимо фельдшер. Что ж, справедливость финансовая – это верно. Но есть еще справедливость доступности. Будем говорить и за то. И опять: разговор доброжелательный, гостеприимный.

Где-то в третьем часы добираемся наконец до Каргаска. Михаил Яковлевич, которого мы подняли с постели звонком из Парабеля, одиноко маячит в ночи на обочине. Едем к нему домой, все ложатся спать, а мы еще часа полтора трем какие-то проблемы с медициной. Беседа идет по кругу, глаза слипаются, через полтора часа вставать на теплоход. Наконец, день заканчивается, как и начальный этап нашего автопробега.