Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

До Иркутска не дотянули 350 километров, хотя прошли не меньше 800. Сначала от нас ускользал Канск: по мере приближения к нему дистанция увеличивалась. Тут так принято. На соседних знаках расстояние до объекта может различаться на 20-30, а иногда и на 200 км. Что и как они меряют и вешаю на знаки - им одним не известно.

Дорога произвела жуткое впечатление. С одной стороны идет ремонт, кладется нормальная подсыпка, асфальт, расширяется полоса движения. По сравнению с 2 годами раньше, когда мы видели за всю дорогу один грейдер-прицеп к трактору это конечно прогресс. Получается неплохо, отремонтированных участков – десятки километров. Но не сотни. Сделан прекрасный объезд вокруг Тайшета. Мы, правда, заехали в город, а там – кошмар, а не дорога. Ушел в новый асфальт вздыбившаяся, уложенная 35 года назад бетонка в Красноярском крае. Но если раньше ХД («хорошая» дорога) начиналась за Канском, то теперь и до Канска километров 50 западни.

Под Канском единственный приличный отрезок в районе Больших Ключей. Эту дорогу я сам клал, своими руками, работая тут в стройотряде. Мы и в прошлый раз отметили, что километров 5-7 до Ключей явно лучше, а сейчас так этот отрезок просто бросается в глаза. Жаль, проскочил я съезд в этот поселок, куда-то убрали знак, который раньше стоял тут. Ну да ладно, фотография есть еще с прошлой поездки.

Там где ремонта нет дорога приведена в катастрофическое состояние. Нет, таких глубоких рытвин и ям, которые были 2 года назад, нет – все грейдером срыто. Но продолжительность участков ХД явно увеличилась, идти по ним более 60-80 км не представляется возможным. Трейлера так вообще ползут километров 10-20 в час, извиваясь как змея, объезжая ямы-ловушки. Особенно опасно, когда провалы возникают посреди вроде бы ровного асфальта: только разгонишься, как на тебе – либо яма сантиметров в 20-30, либо – обрыв асфальта, с которого только прыгать, как с трамплина. Некоторые прыгают, рвут подвеску, срывают двигатель с опор.

В Красноярском крае есть ДПСный пост, на котором живописно сложены в несколько этажей отобранные мотоциклы и машины. Видимо, это такая штрафстоянка. Стали снимать, налетели менты: снимать запрещено. Достал корочки помощника депутата Госдумы, спросил: на каком собственно основании. Ментов буквально сдуло: сначала ретировался тот, что с нами разговаривал, потмо и все они ушли с трассы. А до этого тормозили все фуры, ставили их на весы и обдирали. Очень испугались. В журнале для дальнобойщиков призыв бороться с такими ребятами в Татарии, есть телефон, по которому можно войти в группу по борьбе, получить меченные купюры и т.д. Думаю, тут у ребят рыло в пушку гораздо сильнее, чем в Татарии, судя по их реакции, по их побегу.

В общем, как бы то ни было, дойти до Иркутска намеченные 1200 км не удалось. Решили не дотягивать, как в прошлый раз, когда мы приехали из Красноярска в Иркутск часа в 3 ночи. Тут могли бы и раньше, но смысла рвать когти не видно большого. Дошли до Тулуна – и ладно, долго искали съезд, в результате встали в чистом поле прямо у полотна Транссиба.