Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Мотопробег «По русской Америке» 2014

12.08.14
Золотое сердце Аляски
12.08.14 Золотое сердце Аляски Утром выезжаем из своего Шале на шаттле, который медленно, но часто объезжает все корпуса, собирая отдыхающую публику. Часов в 7 утра сваливает большинство – видимо на 12-ти часовую экскурсию в парк Денали. А в пол-десятого к нам в номер просто вваливаются два поца, которые, конечно, стучались, но мой писк – чо-те надо – не услышали. Были весьма смущены нашим голым видом. Номер – студия из 2 комнат, река шумит, поэтому они, придя, видимо, убираться, решили, что никого нет. Потом пошли стучать по всем номерам подряд. Да и ездят туту одни старики-развалины. Еле ходят, с палочками и ходунками, кто-то с трахеостомой – дом престарелых на колесах. Не видно молодежи менее 65 и практически – детей, кроме подростков с бабушками или престарелыми родителями. Интернет в номере качает плохо и мне, чтобы отправить на сайт очередной дневник, приходиться посидеть в лобби. И то – фотографии не грузятся. Решаем, что осмотр парка останется без нашего углубленного внимания. Тут можно на машине подняться в горы миль 15. Нам хватит. Ах-ох каких красот и видов тут нет, гору МакКинли мы увидели с открытой части дороги – она белеет полной снеговой шапкой среди прочих лысых гор. Говорят, ее редко видно из-за облаков – все-таки выше 6000 метров, но нам хоть тут везет. Шаттлы – старые автобусы годов 60-х, на крайняк – 70-х, медленно ползут в гору. Водители там непрерывно болтают, как, кстати, и в шаттле, катающемуся по нашему Шале. Это такая экскурсия – разговорная. Вдруг они стопорят посреди дороги. Встал, тупо, и все. Объезжаем, фоткаемся на обзорной площадки и доползаем до пункта непропуска дальше. Скорость ограничена до 35 и 25 миль, да и торопиться некуда – тут надо посмотреть. Горы покрыты в основном кустами, иногда – странными, очень узкими, невысокими (метров до 10, а в основном – хорошо если 5) елками с загнутыми книзу верхушками. Я было подумал за пихту, но больше на елку похоже. Точно не лиственница – и цвет темный и иглы колючие, и шишки елочные, хотя и небольшие, но висят вниз. Пункт непропуска сразу за рекой. Знак стоп у небольшой будки. Законопослушно останавливаемся. В дверях за сеткой девушка в форме рейнджера говорит нам, что ехать дальше нельзя и просит открыть дверь. Показывая куда-то назад. Мы спрашиваем, не надо ли ее подвезти. Не сразу соображаем, что девица в заточении сидит: ее коллега, уйдя и ее не заметив? – помещение метра 3 на 3 – запер девушку в темнице на щеколду. И выйти она, бедная не может. Пришлось освобождать. Очень была благодарна, но дальше нас не пустила. Асфальт там кончается и по гравию самим американцам ездить нельзя. Вдруг – чего. Зато на этой монополии можно зарабатывать, устраивая бесконечный шаттл-сафари. На обратном пути – опят стоят шаттлы посреди дороги, уже в обе стороны перегородив дорогу. И только тогда до нас доходит, когда увидели, что все с фотоаппаратами и огромными объективами смотрят в одну сторону – там лось среди кустарника с огромными рогами бродит одиноко. Метрах в 50-ти от дороги не обращая никакого внимания на всю эту публику. Делаем фото-видео и мы, пользуя как и всегда айфоны. Кстати, въезд сюда для мотиков закрыт. Зато ездят на велосипедах, ходят пешком. Тут можно ночевать в палатке, бросив около пункта непропуска машину. Хотя места для ночевок оговорены и вообще все регулируется. Так, во-всяком случае, пишут. Очень местность напоминает то – Колыму, то – БАМ. В первую очередь – красками и очертаниями гор. Возможно, и на Камчатку похоже, но я там был зимой, а зимой выглядит все по-другому. Нет и дымящихся вулканов. Дальше дорога наша выше на север на Файербенкс. До него чуть больше 150 миль. Но ползем мы туда много часов: несколько раз стоим по пол-часа из-за ремонта дороги. Мимо снуют огромные грузовики, перевозящие грунт – каждую минуту, буквально. Должны были уже горы насыпать, но мы видим только ровную трассу: сразу все гладится грейдером и трактором, поливается сверху водой, чтобы не пылило. Воду грузят из ближайшего болота насосом в большую машину, в которых у нас возят бензин, льют на дорогу – самотеком распыляется сзади веером. Вся техника циклопических размеров на огромных колесах. У грейдера, против нашего – раза в 2 шире. Самосвалы длиной с трейлер на многих осях, грунт высыпают, открывая дно. Другие сваливают его вбок, ничего вообще не открывая. И их много – идут почти вереницей в одну и сразу – в другую сторону. Наконец доезжаем до конечного пункта. Написано, что это второй по размеру город Аляски. С него началась тут золотая лихорадка: тут и нашли первое золото. Потом, когда все выработали, городок стал умирать, но потом, когда проложили трансаляскинский нефтепровод – опять, говорят, ожил. Дорого его обходит стороной, но мы, наладив Гармин, начинаем поиски ночлега. Ага, как же, нашли. Везде все фул. В одном месте требуют 200 баксов, жаба опять всплывает, и мы едем дальше. Где-то мотель уже разрешен, стоит брошенное здание с надписью «продается». Где-то вообще нет ничего. Из каких глубин тащит знания наш Гармин – не понятно. Но проехав штук 10, понимаем, что они все одинаковы – двух-трех-этажные здания без мест и, скорее всего, цена тут тоже одинаковая. Возвращаемся к исходной свободной точке, но там уже занято. Осеняет, что надо попробовать зарезервировать по Интернету. Ищем и сразу находим фри-сеть около какого-то ресторанчика. Что необычно: с открытой сетью в США плохо, практически в кафе ее не бывает. Но нам везет. Только вот надпись, что 91% номеров в городе уже занято. Как-то верится. Находим какой-то последний, вбиваем наши данные, в Гармин – адрес. Ура, едем. Заезжаем в спальный район с одно-двухэтажными дачными домиками, относительно недалеко от Университета Аляски. В каждом – гараж на 2 машины с высокими воротами (они тут все на монстрах перемещаются). Один из таких домов – гостиница. Вход явно через оранжерею, стоят какие-то предметы быта. Никого. На 2-м этаже откуда-то появляется дама и начинает очень быстро говорить. Нет, моей фамилие на ее резервации нет. А кода? – А 10 минут как? – Посмотрю, так часто не смотрю. Да, есть. Супер. При нас еще звонок за места – долго объясняет как проехать. Без пол-литра, пардон, Гармина – не найти. Принимает нас на кухне, там овсяное печение на протвинях только что из плиты. Угощаемся. Просто дом, старый дом. Огромная гостиная, библиотека на галерее вдоль нее, кресла. Патриархально. Туда ли мы попали? Извинятся, что студии, которую мы бронировали, уже нет, но есть на выбор две комнатушки. С деревянной мебелью, зеркалами, джакузи, люстрами, креслами и огромной – чисто американской – постелью. Уже потом, рассмотрев, я увидел, что все это – просто стиль. На самом деле, все достаточно новое, если не сделано под заказ для каждой комнаты. И «старинный» стол сзади сшит оргалитом. Но цена достаточно крута 140 баксов. Видимо – тут такие цены на жилье везде. Да и то – время туристической жизни всего с 15 мая до конца сентября. Так везде написано. Пол-года тут туристов нет. За это время надо отбить вдвое. Успеваем в парк Пионеров. Он бесплатен, хотя музей авиации в нем по 3 доллара. Музей – просто круглый ангар, где набито всего: висят и стоят самолеты и вертолеты, летающие лодки и нечто на воздушной подушке. Аляска летает. Наберите достопримечательности – в каждом городе получите по 7, а то и по 10 аэродромов. Включая военные. Тут проходила трасса Ленд Лиза. На север в 42 году была построена дорога длинною в 1500 миль, по которой везли сюда грузы, а отсюда – гнали их по воздуху в СССР. Находим в музее стенд, посвященный этому. Что-то смущает, смущает давно. Звезды на фюзеляжах. У американских самолетов тоже звезды, но не красные. Оказывается, когда Дугласы садились в СССР, им перекрашивали звезды. Просто. И они становились краснознаменными самолетами. Вот это находка! Надо тему уточнить. Но на фото это показано. По нынешним деньгам в СССР поступило на 140 миллиардов долларов помощи. Не мало. И еще – на макетах полно немецких и японских самолетов, но нет ни одного советского. Странно. Хотя не исключаю, что наши самолеты – как многое из техники – было воровано, слизано, перелицовано из американского. Как трактора и автомобили. Эту историю я знаю, про самолеты – надо бы уточнить. Но воевали – по некоторым позициям – только американским и английским. Вспомним знаменитый Виллис. Студебейкер (Студебеккер). Музей старого города, мытье и добыча в шахтах золота. Короли и королевы города в портретах. При входе играет какой-то смешной оркестрик с гитарами, трубой, скрипками и – стиральной доской. Мы немного поснимали. Все очень патриархально. Люди явно занимаются своим интересом. Иначе – скукотища. Немного проехали по центру – если это можно назвать центром. Забурились в забегаловку Дениз – мы ее опознали по предыдущим поездкам: тут не совсем фаст-фуд, хотя меню везде одинаковое, но есть стейки, правда – американские. Вежливо спрашивают – как вам, но с кровью, медиум рер, запечь этот тонкий кусок риб айя просто не возможно. Рядом сидит компания русскоговорящей молодежи, для которых язык – уже не совсем родной. Это хорошо слышно, по тому, как парень говорит «яички», повторяя это несколько раз. Лично у меня ассоциации с сюсюканьем. Так говорят малым детям, взрослые обычно употребляют слово «яйца». А эти свободно переходят с английского на русский и обратно. Выясняют кто как говорит – кто-то из них из Германии, но из русской семьи, родители говорят по-русски. Обсуждают акценты, в частности - канадский. Прикольно. Уходя, я громко желаю им приятного аппетита. Немая сцена, но благодарят. У кассирши тоже мать из Литвы, но на сама уже не говорит. Как много наших вокруг. Небольшая прогулка перед сном по тихой улочке. Над головой летят клинья –по-моему – журавлей. Клинья из десятков птиц. Нельзя назвать их крик курлыканьем, возможно они очень низко и очень близко. Но мне кажется – не гуси. Неужели уже начался перелет? Или молодежь встает на крыло?
Видеолекция ШКФ NEW

Смотреть видео »
Журнал
“Проблемы стандартизации в здравоохранении”
теперь доступен для загрузки!
Вступить в
члены Общества.
Примите участие в дискуссиях на нашем форуме.
Клиническая фармакология и фармакоэкономика.
Рецензирование проектов национальных стандартов

Вестник Московского городского научного общества терапевтов -
весь архив!
Заседания Высшей Школы Терапии МГНОТ.

Смотреть видео
New
Справочник лекарственных средств Формулярного     комитета 2010 NEW

Наиболее полная и достоверная информация по лекарствам для практикующих врачей – полностью бесплатно on-line!