Межрегиональная общественная организация
"Общество фармакоэкономических исследований"

Choose language:     Russian   English 

Подпишитесь на новости:

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

МОООФИ является российским отделением Международного общества фармакоэкономических исследований (ISPOR)

Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России
Система оценки стандартизации медицинских технологий ФМБА России

clinicpharm

Магистратура «Управление
и экономика здравоохранения»

Российская медицинская ассоциация Пироговское движение врачей России

Кокрейновская библиотека
Кокрейновская библиотека

Мотопробег «По русской Америке» 2014

13.08.14
дело - труба. Американская
13.08.14 За Полярным Кругом Вечером решаем ехать дальше на север. Мы не успеваем никак до Северного Ледовитого океана – туда миль 500 по дороге неизвестного качества, но до Полярного Круга – всего 200. Дорога идет через местечко Фокс, до него всего 10 миль, дальше раздваивается – одна западнее просто к Юкону – знаменитой по романам Джека Лондона реке, вторая – тоже к Юкону, но севернее, а дальше – перепрыгивая через реку – прямо на север к поселку Мертвой Лошади. Заливаемся полным баком в Фоксе. Кажется, на 400 миль должно хватить. Есть ли колонки по дороге – не ясно. Первые 60 миль – асфальт. Залатанный, иногда с приличными выбоинами «прощай диски», но по нему можно идти все 60-70 миль. При некотором опыте. Очень много пологих волн, это, я уже знаю, линзы, протаявшая вечная мерзлота. Она превращается в воду и дорога плывет. Такого много на трассе Чита-Хабаровск, особенно – до Ерофея Павловича, прекрасная дорога под Братском вся в линзах – ехать не возможно быстро – прыгаешь, на БАМе, особенно ближе к Чаре, да и на Колыме тоже немало. Если не ремонтировать, линзы быстро съедят полотно дороги. Вечная мерзлота видна тут везде – характерные следы траков, наполненные водой, на верхушке горы, когда вокруг вроде бы сухо. Чуть продавил верхний слой мха, сохраняющего холод – начинается таяние и заболачивание. Природа – по мне – напоминает дорогу к порту Ванино: полное безлюдье, километры горелого леса. Лес – очень странный ельник: узкие, сантиметров в 20-30 в диаметре, без всякой пирамидальности с какими-то наростами и всклокоченными в этом мечте ветками деревья. Да еще – погнутые, торчащие криво во все стороны. Первые 60 миль немного населены, во всяком случае - есть повороты, съезды и иногда видны какие-то дома или строения. Вдоль дороги идет добыча золота, стоят драги, знакомые мне по Колыме кучи черного гравия в ручьях – вскрытые торфы, как у нас их называли. Люля идет снимать поближе и по дороге соображает, что это опасно. Не понимаю – почему? Она ведь никаких историй наших не знает. Но и на меня всегда добыча золота производила устрашающее впечатление, возникало чувство опасности и хотелось побыстрее смыться. Все время чувство, что сейчас рабочий на экскаваторе пальнет в тебя из дробовика. Откуда это? Кстати, похожие «торфы» в этом году видели в пустыне, где золото добывают бедуины. Недалече от Люксора. Но как они его там моют – я не понял: воды там нет. Но и там какое-то чувство опасности появилось, хотя мы ехали в туристическом автобусе. В местечке с названием «Жизнь хороша» (Livengood) – простите меня за перевод, но так просится – до которого от дороги чапать еще 2 мили по полному бездорожью, дорога опять раздвояется. Нам прямо на Юкон-ривер. Еще 60 миль. А оттуда – совсем рукой подать до полярного круга – еще миль 60. Дальше дорога то проплешина асфальта – от нескольких десятков метров до нескольких миль, то – гравий, то – ровная глина. Представляю, что тут во время весны. По бокам видны колеи. Теперь понятны размеры и высота местных машин: на малолитражках тут не ездюют. Разве что такие идиоты- туристы, как мы. Понятно, почему сюда нельзя на Харлее: камнями покоцается весь хром на трудах в минуту. Идет сплошной ровный каменный шум по днищу. Надо сказать, что гравийка очень ровная и по ней летят даже большие трейлеры. С газовыми трубами куда-то на север, с балками негабаритными. Что-то там строиться и развивается энергетическое. Вдоль всей дороги – огромная труба. Это трансаляскинский нефтепровод: он начинается как раз где-то у Мертвой Лошади и кончается недалеко от Анкориджа нефтеналивным терминалом. Построен где-то в конце 70-х. Длина – что-то типа 1,5 тысячи миль. В одном месте мы увидели надпись, что тут присутствует ФБР (FBI) – мол, если проезд перегородите, будете иметь дело с нами. Это – около моста через Юкон. Диаметр трубы – около метра навскидку, через каждые метров 7-10 – опора. Труба укреплена на некой «лыже» из пластика, что позволяет ей «ездить» по опоре, высотой обычно в 1,5 – 2 метра. Там - хитрая конструкция, но она решает задачу теплового расширения и сжатия. Заодно труба не прямая, а постоянно идет зигзугом: тема аналогичная. Иногда она ныряет под землю, перерезая горы. Не думаю, что глубоко. Через Юкон мост - и есть опора трубы, думаю он и появился как трубопроводная опора. Перепады высот – явно в сотни метров (да и в тысячи, да и не в одну) и где-то должны стоять мощные перекачивающие станции. Я, правда, их не увидел. При выезде из Фаербэнкса есть специальное место, куда катают туристов, где показано, как там качают турбинами прямо внутри трубы, но механизма вращения этой турбины я не уловил. Моей примитивной физической грамотности не хватило на высокую эту материю. Кстати, я так понял, что труба эта – национальное достояние. А совсем не частная лавка. Не собственность Ходорковского (это я не против него лично, а так, для понимания ситуации и взаимоотношений частного капитала и государственных интересов). Что для США не очень характерно. Думаю, она как-то акционирована, но точно – не частная. Вообще труба – гордость местная, ее во всех путеводителях демонстрируют. Рядом – типа музея под открытым небом, где техника, участвовавшая в ее прокладке выставлена. По гравийке есть ограничение скорости (написано – все 460 миль вперед) до 50, просят включить фары в любое время суток. Иногда пылит очень сильно, хотя по сравнению с трассой Лена – это просто цветочки. Но машины носятся тут, включая трейлеры. Очень длинные подъемы и они разгоняются на спусках. Как не заваливаются на крутых поворотах – не знаю. иногда идут в спарке, видел, как задний стоит и ждет, когда передний пройдет спуск (а это мили 2-3) и охлаждает диски тормозом. Если идти друг за другом – есть риск загорания тормозов и того, что задний нагонит переднего и собьет его с дороги. Как это часто бывает на уральских перевалах. При подъезде к Юкону, понимаю, что на туда-обратно нам не хватает бензина. Мы сожгли уже почти половину бака, а до Круга еще 60 миль - и обратно. Как раз хватит вернуться к реке, но не домой. В поселке «Жизнь хороша» знак стоит, что там сервиса нет, значит не было и колонки. Но на наше счастье на Юконе есть заправка, прямо на земле лежит цистерна и стоит колонка: регуляр и дизель. Наше счастье, действительно. Покупаем наклейки с Полярным Кругом. Я так понимаю, что всего 2 места на земле, где дорога пересекает Полярный круг – Скандинавия (Норвегия, Швеция и Финка) и здесь. Больше для туристов возможности пересечь этот знак нет нигде! Не буду точно говорить за Россию, может быть в Мурманске и есть. Очень колоритно все. Практически как у нас. Даже одеты похоже. Бомжевато. Небритые. Немытые. Монголоиды. При входе в местный культурный центр/кафе/бензоколонка – огромная решетка, чтобы счищать грязь с подошв сапог и культурная, вся грязная щетка под 45 градусов для оттирки боковин. Все равно – грязно, хотя сейчас и сухо. Глина! В туалете долгая инструкция, как спускать унитаз и приписка: у нас убираются в туалете туземцы (ну, перевод такой политкорректный), не обращайте внимание, мол, на мелочи. За Юконом пристроились за джипом перед трейлером с трубами и пошли ходко – 65 все время. В какой-то момент джип оторвался и на очередной горке, чтобы его догнать, я разогнался до 70. Благо – дорога ровная. Видимо я ему надоел на хвосте и он пропусти меня и миль 15 ехал сзади. Я, конечно, пошел медленнее. Подъехали к распальцованной горе (опять – вольная трактовка перевода). На верхушке у дороги – вроде руки с торчащими пальцами, несколько отдельных пальцев – по пологим склонам горы. Леса нет – тундра пошла сразу почти за Юконом – горизонт огромен. Брусники много, много ободранной голубики (тут все стопорят для фиксации вида). И – ковыль, много ковыля отдельными кустиками. Что он тут забыл? Красивый, розовый с фиолетовым отливом. Смерть лошади, если впиявиться ей в шкуру. Еще миль через 15-20 – памятный знак Северного Полярного круга. Небольшая площадка, земной шар с тыковки, с угла зрения от Северного полюса. Смотрю, и понимаю, что все возможные пересечения с полярным кругом мною уже освоены. Кстати, мошки тут – хоть отбавляй, а мы в Фоксе купили средство-спрей. Оказалась наша ДЭТа – надежный диметилфтолат, которым мы мазались еще в 70-е годы. Действительно – летать и лезть в рок перестали сразу. Но я забыл все его особенности – лезет в рот, он очень горек. И растворяет любую пластмассу, так что все липнет к рукам. Пришлось рот мыть. Тут же несколько площадок с мангалами, просто столиками. Все чисто, огромные ящики для помойки, которые закрываются герметично на замок и забетонированы от зверей. Мы разложили маленький пикник – чипсы, палочки колбасы, орешки и твикс. Поели, я прилег на узкой скамейке посмотреть на плывущие облака, Люля отошла по-грибы: тут прямо под ногами навалом подосиновиков. Смотрю, белка скок с земли на лавку, с нее на стол и прямо к твиксу. Люля снимает, я лежу – ноль внимания. Хватает скрытый твикс прямо в упаковке и бросилась со стола. Утащила. Куда-то в норку. Разве белки в норах живут? Я рассыпал орешки – пришла жрать орешки. На расстоянии вытянутой руки. Под камеру. Потом прилетела вроде сойка, но белку боится. Пока та не утащит со стола – не подлетает. А подлетает, садится – напихивает сразу 3-4 орешка. В общем – час мы так развлекались, пока звери не съели все наши орешки. На обратном пути помыли руки в Юконе от остатков ДЭТы. Вода белая, мутная, течение сильное. Но – вкусная. На выходе зашли в шалман с надписью «Сувениры и фишинг» с оторванной дверью. Действительно – хэнд мейд из бересты, всякого добра, даже магнитик с берестой, клыки волчьи и медвежьи в виде серег по 150 баксов, сумки из меха с мордами – даже не спросил за цену. Зато лодку можно купить без мотора аж за 700 долларей. Не знаю – может долбленку какую или пирогу. Сделали фотку на память с художницей. Очень странные лица тут, очень странные. И вроде Америка, цивилизация – не получается что-то. На обратном пути главное приключение – встретили черного медведя. Он медленно переходил дорогу, увидел нас – остановился на обочине. Пока с криками доставали наши айфоны, он медленно ушел в лес. Но мы в две камеры все-таки встречу эту запечатлели. Заехали в рекомендованный хозяйкой ресторан какой-то памп (думаю, что-то с нефтяной трубой связано, много металлических деталей в интерьере), очень пафосный, большой, мест на 100, на берегу реки. Но ждать минут 40 мы не захотели. Поехали к нашему Денису и там спокойно и недорого поели стейков.
Видеолекция ШКФ NEW

Смотреть видео »
Журнал
“Проблемы стандартизации в здравоохранении”
теперь доступен для загрузки!
Вступить в
члены Общества.
Примите участие в дискуссиях на нашем форуме.
Клиническая фармакология и фармакоэкономика.
Рецензирование проектов национальных стандартов

Вестник Московского городского научного общества терапевтов -
весь архив!
Заседания Высшей Школы Терапии МГНОТ.

Смотреть видео
New
Справочник лекарственных средств Формулярного     комитета 2010 NEW

Наиболее полная и достоверная информация по лекарствам для практикующих врачей – полностью бесплатно on-line!